Италия. Доломиты.

Когда на 8 марта мы с Галей ехали в Милан, смотреть фреску Да Винчи, мы даже не представляли, что нам так понравится этот город и мы в него влюбимся. Но он понравился, и мы влюбились.

Поэтому, планируя наше путешествие по Доломитовым горам в Италии, мы обязательно включили в наш маршрут и Милан. Ну, а так как девочки словили хорошие билеты на Верону, то мы решили, что и Верона будет тоже нашим пунктиком, тем более, что никто из нас в ней ни разу не был.

 

 

далее...

Летели мы в этот раз втроём: я, моя драгоценная Галя и её подружка Оля. Мы на форуме ещё списались-сговорились с одной девочкой Юлей, но что-то не сложилось, и она с нами не поехала, хотя очень сильно помогла мне в составлении маршрута. Честно сказать, если бы не она, у меня был бы совсем другой план (потому что представления о каждом месте у меня были совершенно неадекватные), в связи с чем большое тебе, Юля, огромадное спасибо за ценные советы!

 

 

План нашей поездки в итоге был очень простым: Милан – Верона — (через Больцано и Санта Маддалену) замок в Расун ди Сопра  – Канацеи – Ауронцо ди Кадоре- Верона – Милан. Дальше девочки мои уезжали куда-то к морю, а я – улетала домой.

Вообще, с этими доломитовыми маршрутами всё обстоит не так просто, как вроде бы должно бы быть. Дело в том, что и сами Доломиты, и окрестности — необычайно красивые, и тысячи людей любят в этих красотах что-то своё, от чего в сети полно потрясающих отчётов и красивенных фоточек, но ЧТО выбрать из всего показанного, просто непонятно, если ты там ни разу не был.

 

 

Как пример, я думала, что нам обязательно нужно остановиться на ночевку в Больцано (потому что там вокруг горы, в городке есть подъёмник, и вообще по чужим отчётам городок весьма аутентичный и атмосферный), но Юля меня (с большим трудом) переубедила, и  оказалась совершенно права.

Или треки уже вверху, — всё представлялось совсем не так, как оказалось в реальности.

Но я, наверное, по порядку.

 

 

Мы договорились с девочками, что я не буду оставаться ночевать в Милане сразу по прилёту, а поеду к ним в Верону, и потом мы все вместе сюда вернёмся. Так что я сразу же в Мальпензе спустилась на первый этаж, купила себе за 12 евро билет на поезд до Милано Чентрале, и через 45 минут уже была на этом восхитительном вокзале, который опять не сфотографировала.

Пока стояла в очереди за билетиком до Милано Чентрале, познакомилась с двумя девочками, они беженки из Сирии, правда бежали они в Эмираты и живут теперь в Дубаи, а сейчас приехали в Италию посмотреть Милан, а дальше едут в Венецию. Я не спрашивала, жёны ли они дубайских шейхов, но, сравнивая с немецкими беженцами, просто подумалось, какие разные судьбы… Обычные чернобровые девки с крупными жопами, в спортивных костюмах, сабо и платках.

 

Мой поезд на Верону уже подали на платформу (билет я покупала заранее дома), я ещё сожрала долгожданное мороженое и пошла на посадку.

В этом адском девайсе кондиционер, вероятно, настроен на  режим «заморозка»,  пока я доехала в Верону у меня отпадали все руки и ноги от холода. Со мной рядом сидела итальянская барышня, которая зашла в вагон в майке, миниюбке и босоножках, а выходила на своей станции закутанная в кофту, платок, и по-моему переобулась в валенки.

 

 

Я много езжу, и одним из любимейших моментов каждого путешествия уже давно стал момент провожания меня. И совершенно неважно, вечеринки ли это с друзьями, или ночь поцелуев накануне, или просто махание платочком в аэропорту или на перроне, мои друзья и любимые умеют создать ощущение, что я увожу с собой кусочек их тепла, и ехать мне очень хорошо. Такая же фигня и со встречаниями. Девочки ловили меня на жд станции в Вероне, и ничего счастливее, чем эта встреча невозможно и придумать.

 

В Вероне Галя нам нашла совершенно Джульеттинское жильё http://www.booking.com/hotel/it/b-amp-b-alla-piazzetta.en-gb.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=cf326b95f5ab11e36a66cae1fb31d86b;checkin=2016-09-24;checkout=2016-09-25;ucfs=1;soh=1;room1=A,A;soldout=0,0;dest_type=city;dest_id=-132092;srfid=c6a6e1d688013543fff302cc23ecc010c765f9f7X1;highlight_room=

Это был милейший мини-отель в самом центре города, нам досталась очень девочковая комната, с белыми стенами и красными батареями, с подушечками, сердечками и цветочками, с кучей вкусной еды, чай, кофе, круасаны, шоколад, всё чистенько, миленько и стильненько, просто Джульеттин домик. Мы бросили все вещи, надели платьички и пошли исследовать город.

 

 

К тому времени девчонки в аэропорту уже забрали арендованную в Hertz машину, на которой завтра мы начинали наш путь в Доломиты. По машине я ничего рассказать не могу, потому что здесь полностью царствовала Оля, она же всё время была за рулём и командовала.

 

 

Весь оставшийся день и вечер мы посвятили изучению Вероны и гулькам.

Тут в центре, по-видимому была раньше какая-то батальная выставка или представление, и теперь одинокие и кучкующиеся воины торчали то там, то сям по всей площади.

 

 

Так как Джульетта ни для кого из нас не есть знаковым персонажем, мы особо на её образе и не заморачивались, нашли Дуомо, чудесную церковь св. Анастасии, очень красивая внутри и снаружи (мы на следующее утро зашли в неё). Потом пошёл дождик, трансформировался в настоящий дождь с грозой и молниями, мы спрятались в каком-то ресторане, пили местный коктейль, ели пасту, всё было очень по-итальянски, романтично и дивно.

 

 

Но нам хотелось найти какой-то клуб-бар, где можно оторваться, потанцевать, выпить и развлечься, и почему-то никак и ничего мы найти не могли, спросили у официантов, они нам посоветовали бар, в котором тихо вдоль стойки сидели мужики и смотрели футбол, думаю, если бы мы туда завалили, успех был бы гарантирован, но нам хотелось не успеха, а танцев.

В наших поисках мы облазили и центр, и всякие закоулки, и вышли почти к окраине города, но вовремя спохватились и решили как приличные люди идти спать, без танцев и клубов. Вероне не повезло.

 

 

На утро мы всё-таки решили найти балкон Джульетты (ни о чём, конечно, но придумка хорошая – если есть история, то почему бы не быть балкону), очень нас позабавила Оля, которая вполне благосклонно приняла и её балкон и домик, но категорически отказалась признавать могилу, под предлогом того, что она же вымышленный персонаж  🙂

 

 

Посмотрели мосты, ещё погуляли по городу, и, с чувством выполненного долга, поехали дальше, ведь впереди нас ждало всё самое интересное.

 

 

По нашему плану мы ехали до замка Ansitz Heufler  https://www.booking.com/hotel/it/ansitz-heufler.en-gb.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=c3048c90bcfd5e74921e611af4a11c62 в котором собирались ночевать,  через Больцано и Санта Маддалену (тут стопятьсот лучиков добра Юле, которая отговорила меня от дурацкой затеи ночевать одну ночь в Больцано и одну ночь  — в Маддалене, это была бы реальная потеря времени). Как оказалось, в Больцано не то что не нужно ночевать, но даже можно и не заезжать.

Обыкновенный маленький городишко, в котором даже рестораны (все два) спрятаны глубоко внутри улиц, и пойти куда-то, кроме археологического музея, вообще некуда. Справедливости ради стоит сказать, что один из спрятанных ресторанов оказался весьма интересной пивоварней, а очередь в археологический музей тянулась на километры.

 

 

Меня ещё дома подкупило то, что тут есть подъёмник, и я думала, что мы поднимемся на нём в горы и будем гулять там. Но сейчас, вспоминая всё что мы видели, эти горы — это не те горы, ради которых нужно ночевать непонятно где. Даже мороженое там оказалось невкусным. Благо, хоть нашли парковку, в Италии с этим особенные проблемы везде.

Почему-то в этой поездке мне совсем не понравились итальянцы, из всего турья самые наглые и беспардонные были именно они. Если ты видишь, что кто-то лезет куда-то без очереди, кого-то отпихивает, или ведёт себя невежливо и невоспитанно, то сто процентов — это итальянцы. Чего-то я раньше за ними такого не замечала.

 

 

Покинув наконец-то Больцано, мы уехали к Санта Маддалене. На всякий случай напоминаю новичкам в этом регионе — их в Италии несколько штук, не перепутайте в навигаторе, куда ехать.

Практически сразу же пошёл дождь, с грозой, громом и молниями. И тут, я понимаю, что самое заветное место, которое я тут так хотела, мне не увидеть ни за что. Я рыдаю, честно и печально.

Мы, конечно, доехали до Санта Маддалены, нашли то место откуда, по идее, можно было бы увидеть симпатичную панораму гор с церквушкой, но небо было затянуто облаками, дождь по прежнему шёл, и я по прежнему душевно плакала.

 

 

Конечно, с появлением в моей жизни фейсбуковских селфифоточек, фотоаппарат был давно выкинут на свалку и у меня нет никаких особых заморочек сделать где-то удивительную фотографию, но в этот момент было обидно, мне очень хотелось пусть даже не снять, но хотя бы посмотреть именно то что я хотела, а не на жалкий результат сложившихся обстоятельств. В общем, я расстроилась.

Но делать было нечего, мы потоптались-потоптались в Санта Маддалене под дождём, и повернули в сторону нашего жилья.

 

 

Что я от него ожидала: отель, стилизованный под замок, и ничего особенного. Что мы получили: настоящий-принастоящий замок, с сохранённой старой мебелью и утварью, с сохранёнными и немного подправленными интерьерами, и отличное современное обслуживание и кухню. Это было фантастично. Во-первых, я впервые жила в замке, во-вторых, вдруг кончился сильный дождь, и осталась какая-то серая лёгкая морось, сквозь которую вдруг пробилось закатное уходящее солнце и нарисовало нам большую, яркую, двойную радугу.

 

 

Ещё тут красивые окрестности, ещё отличное шампанское на ужин, ещё по всем стенам, на всех этажах, висят картины какого-то современного местного художника, и в одну из них я влюбилась так сильно, что даже пошла спрашивать сколько она стоит… 980 евро. Караул.

 

 

Ещё в этом замке невероятно просыпаться утром. От того что ночью шел дождь, маленькие окошки в нашей большой комнате запотели, а на земле везде лежал туман, и впервые подумалось, что осень… вот-вот  уже совсем рядом… и даже зимой, кажется мне, совершенно очаровательно проснуться в этом замке. Это было одно из тех прекрасных пробуждений, которые запоминаются. Атмосфера здесь непередаваемая.

 

 

В наше проживание был включен завтрак, типа шведского стола (кстати, отличный завтрак), и каково же было наше удивление тому, что на завтрак здесь сервируют шампанское… сюр какой-то. Оля наша была за рулем, не смогла этим моментом воспользоваться, а мы с Галей играли в королевишен, и с самого утра бахнули по бокалу с большим удовольствием  🙂

Из этого отеля уезжать не хотелось так же сильно, как и из Вероны, а может быть даже сильнее.

 

 

Наш путь лежал всё ближе и ближе к Доломитам. Первой точкой, которую мы себе тут напланировали, был отель https://www.booking.com/hotel/it/hotel-garni-gonzaga.en-gb.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=63d5148748142471a4b229c46f00175a   возле Канацеи, основной же нашей целью был Пиц Боэ.

 

 

Отель находится в 15 минутах пешего хода от подъёмника, расположение прекрасное, можно возле него бросить машину, не заморачиваться на поиски стоянки, и пешком пройтись к подъёмнику. Но сам он, не то что сильно поигрывает тому, где мы жили до этого, но и даже, без всяких сравнений, слабоват. Хотя, здесь есть и бассейн, и сауна, и настольный теннис, и нормальные (не шикарные, а просто нормальные ) завтраки, и у нас был двухкомнатный номер, с кухней даже, (мы ею не  пользовались, но по-моему там есть и посуда), но нам не очень понравилось.

 

 

Всю информацию по отелю пришлось вытягивать из сотрудников чуть ли не пытками. Сауна работает до полвосьмого, нам же сказали, что можно ею воспользоваться всегда. На ресепшене вечером никого нет, и если у вас вопросы или проблемы, даже не знаю, как их нужно решать. Но место, где стоит отель, фантастически красивое.

 

 

Ужина здесь нет, сотрудник на ресепшене посоветовал нам ужинать в savoi, возле подъёмника, как потом выяснилось, потому  что он там тоже подрабатывал, хотя рядом находится чудесный соседский отель, и в нем ресторан с отличной кухней, просто  в пяти шагах от нашего отеля.

В целом, нам не очень понравилось, но думаю это субъективно.

 

 

Но мы приехали, честно говоря, не из-за отеля, поэтому, бросив тут вещи, сразу же ушли к подъёмнику. Один подъем стоит 10 евро, подъём и спуск — 17 евро. Мы глянули на гору, глянули на возможности спуска, и решили, что мы ли не кони, и купили себе билеты только на подъём.

 

 

Если бы сейчас всё повторить, я бы сделала точно так же, ничего там смертельного нет.

 

 

Правда, мы чуть не убили Галю на этом спуске – она боится высоты, а там мало того что высота, ещё и спуск вертикальный вниз и дикая сыпучка. Но с другой стороны самостоятельность освобождает вас от жесткой привязки к подъёмнику.

 

 

И вот, мы поднимаемся до первой площадки, я выхожу наружу, вижу то что вижу, и понимаю, что я пропала.

 

 

Это так красиво, это так великолепно, это такие чудесные оттенки породы, это такие изумительные изгибы гор, что пройдя всё вдоль и поперёк, я, в очередной раз подойдя к краю, подумала «интересно, тут много происходит самоубийств?»

 

 

Потому что красотища срубывает наповал, и, наверное, это одно из самых прекрасных мест, откуда хорошо прыгать последний раз в жизни. Правда я не могу постигнуть сколько нужно иметь смелости, чтобы туда сигануть. Ну или сколько не иметь мозгов.

 

 

При этом, мне очень понравилось отношение к лазящему тут турью — как к нормальным взрослым людям — никаких ограничений, перекрытий, заборов и сверхбордюров. В особо сложных местах есть протянутый вдоль горы трос, а так нет, ничего.

 

 

Ходишь и лазишь где тебе вздумается, и к краю скалы подходишь настолько близко, насколько ты сам себе решаешь. Я люблю свободу, даже в таких мелочах. Ещё раз повторюсь — даже с этой первой площадки уйти трудно, там очень красиво.

 

 

Но не сидеть же там всю жизнь, мы встали и пошли непосредственно на гору Пиц Боэ. К ней ведут длинные витиеватые тропы, с которых сходишь по сто раз, чтобы сбегать ещё вооон к тому краю, или вооон на ту горку, потому что красоты тут мозгвыносящие.

 

 

Сам подъёмник работает до пяти вечера (если я не ошибаюсь, последний спуск в пять), мы же не привязаны ни к каким спусковым моментам, поэтому можем гулять хоть до ночи тут. В действительности, я не очень советую гулять прям до ночи, потому что потом спускаться под очень крутым углом, хорошо всё же видеть, куда ставишь ноги, иначе шею там сломать — это пустяковое дело.

 

 

Я не стану ещё раз писать, что местность невероятно красивая. Скажу лишь, что если бы мне сейчас сказали «Ирка, поехали на Пиц Боэ!», я бы побежала и полетела туда. Может быть, конечно, я просто соскучилась за горами, но мне кажется дело не во мне.

 

 

Что касается треков и маршрутов. Если вы поедете к этой горе, можете расслабиться и вообще ничего не придумывать. Именно здесь не нужны никакие ни треки, ни маршруты, нужно просто подняться наверх и дальше подниматься и спускаться где хочешь и сколько хочешь, по-моему заблудиться там проблематично.

Мы пролазили там до сумерек, и когда возвращались, вокруг уже почти совсем не было людей, мы даже эхо пробовали — оно есть, и чудесное.

 

 

Спускаться с горы немного страшно, длинно и практически отвесно. Плюс весь спуск — это мелкая или не очень сыпучка. Трекеры меня поймут — спускаться почти отвесно, когда у тебя всё время земля утекает из-под ног — это то ещё удовольствие. Вниз мы пришли с дрожащими ногами и страшно уставшие.

Решили таки проверить ресторан  savoi. Я опускаю тот момент, что ужины здесь сервируют и в принципе могут быть доступными только после семи тридцати (если вам срочно нужно забрать ребёнка из садика, перевести больную старушку через дорогу и спасти планету и вы умираете от голода в семь часов, вас никто не накормит), но и просто сам ресторан нам не понравился, уже хотя бы тем, что он для неживущих у них гостей предлагает только фиксированный ужин за 20 евро, или пицца. Всё. Вариантов больше нет.

Мы сторговались всё-таки на пасте и вине, и неудовлетворённые пошли домой, по пути заглянув в пару ресторанов, в том числе и в соседний с нашим отель. Тут, оказалось, всё можно заказать в меню, хорошее обслуживание и уютный зал.

 

 

Т.к. мы в этих краях остановились на две ночи, то завтра мы решили пойти ужинать к ним, и вообще не прогадали. Потому что нас и вкусно накормили, и напоили замечательным вином, и подали нам такое совершенное брауни, что мне срочно захотелось попасть в Нью Йорк, чтобы сравнить – там наверняка должны подавать такое же самое.

 

 

Полночи мы ещё лазили со штативом по двору, пытаясь спрятаться от фонарей и сфотографировать звёзды, у нас ничего не получилось и мы отложили этот момент на будущее, которое не наступило.

 

 

В отеле ненавязчиво ночью включили отопление (на улице был жуткий дубарь), и тем самым спасли меня — я очень не люблю когда холодно, а благодаря этому отоплению было очень сильно хорошо. Девчонки в своей комнате даже окна открывали на проветривание.

На следующий день мы, вдохновлённые вчерашними треками, тропами  и горами, решили смотаться в Мармоладу и повторить такой же бодренький день ещё раз.

 

 

Тут у нас стратка. Во-первых, вообще не нужно было оставаться на две ночи в этом отеле, если уж ехать в Мармоладу, то и жильё нужно было брать там — там действительно много отелей. Во-вторых, Мармолада оказалась совершенно не тем, что мы от неё ожидали.

 

 

Подняться наверх здесь есть две опции — либо двумя подъемниками (один технический, без выхода наружу), либо тремя, т.е. на самую верхушку. Спускаться своим ходом опции нет. Ну…. глядя на те склоны, оно и понятно. Билет 24 и 30 евро соответственно.

Мы всё ещё под кайфом от вчерашнего дня, берём себе билеты на самый верх, поднимаемся, выходим наружу, и обалдеваем — там вообще некуда ходить! Это просто смотровая площадка. При сильно большом желании, можно немного спуститься по лесенке и полазить по снегу, но зачем?

 

 

Мы покружили по этой смотровой площадке, сделали несколько снимков, и совершенно недовольные но ещё с надеждой, спустились на вторую площадку фуникулёра. Ну, тут мест для походить немного больше (ключевое слово — немного), но никаких треков и маршрутов тут нет.

 

 

Если вы совсем неугомонный, то можно забраться на горку повыше. Но опять же — зачем? Всё, что можно тут увидеть красивого или интересного, это всё можно увидеть просто немного походив по территории этой второй площадки. Последний спуск с неё в 16.40. Делать там вообще нечего. Мы остались очень удивлены, я ещё и расстроенная . После Пиц Боэ — то…

 

 

Мы там и ели, и фоткали селфи, и сто раз обошли всё вокруг, и всё это нам вылилось часа в три, что там делать большее количество времени не представляю.

 

 

Спустились, и решили съездить на озеро Fedaia — красивое озерцо с прохладной и прозрачной водой, с зелёными берегами, и даже канатной дорогой на всё ту же Мармоладу, только вид сзади.

 

 

Мы обошли озеро вокруг, и уехали обратно к нашему отелю, отдыхать и ужинать.

 

 

Хотели ещё сауну, но всё было закрыто. Нашли на звёздном небе Большую Медведицу, мысленно нарисовали Кассиопею (потом случайно нарисовалась ещё одна…), и пошли спать. Завтра мы едем к озёрам и Тре Чиме.

 

 

Мы разбили два ближайших дня на озёра и горы. Раз уж мы всё равно по дороге в Ауренцо ди Кадоре едем мимо озёр, то решили, что этот день мы посвятим им.

 

 

Первое было заглавным озером этого путешествия, собственно с него всё и началось (увидев однажды картинку с этим озером, мы страстно возжелали увидеть его живьём, ну и Доломитовые горы к нему уже прицепились сами собой), — озеро Брайес.

 

 

Мы приехали к нему где-то в полдень (пока выехали, пока доехали по серпантину, глядя в жопы наглым велосипедистам, которые едут просто посреди дороги, и чтобы их обогнать, нам нужно выезжать на встречку, дорога – сплошной серпантин, машин много…  «Дави их!» — кричала я Оле, но она очень вежливое создание, ни один велосипедист не пострадал).

 

 

В полдень солнце стоит высоко, ,и как раз то что мне в этом озере понравилось, освещается через чур светло и резко, и так что никаких нормальных цветов нет. Я опять мысленно всплакнула, но у меня к тому времени умер телефон (прощайте селфи-фоточки и вся инфа по поездке), и думать я могла только про него, так что трагедии из-за неправильного света не случилось.

 

 

Но для информации – здесь, наверное, особенно красиво и правильный свет — после обеда, в закатные часы. Мы обошли озеро по кругу, всё-таки красиво. Весь интернет говорит, что на это озеро достаточно часа, но нам понадобилось два с половиной, ну просто потому, что мы всё-всё исследовали и сфотографировали то что хотелось из возможного, никуда не торопились, бегом не бежали, и в конце ещё и по бокалу пива накатили в ресторане при озере.

 

 

За час нужно было бы просто шустро бежать вокруг озера и всё. Если вы отдыхаете и наслаждаетесь каждым жизненным мгновеньем, не думаю, что час — это достаточно. А если ещё и фотографируете, особенно себя, то часа точно мало 🙂

 

 

После озера Брайес мы заехали ещё к одному озеру – лаго ди Ландро, мы обнаружили его просто по дороге, оно не такое раскрученное и не такое популярное как Брайес, но не менее красивое.

Вокруг него нет отелей и нет обустроенных лесенок, но есть вода и горы. Честное слово, больше ничего и не нужно. Я хотела уговорить девчонок приехать сюда ночью, снимать звёзды (мне кажется, они там могут быть потрясные), но они не уговорились.

 

 

Следующим озером в наших планах было озеро Мизурина.

 

 

Оно тоже лежало на нашем пути к отелю, так что странно было бы не уделить ему минут 15-20. Конечно, все разбивки по времени индивидуальны, но я вообще не представляю, что тут можно делать больше времени.

 

 

В Ауронцо ди Кадоре мы жили в отеле https://www.booking.com/hotel/it/al-sole-auronzo-di-cadore.en-gb.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=1fb9cef8222ee0e31b56664f160d5992;checkin=2016-10-15;checkout=2016-10-16;ucfs=1;soh=1;room1=A,A;soldout=0,0;dest_type=city;dest_id=-110884;srfid=5e2997b0da6e02f335f2c393f6e3e8e502eb6e44X1;highlight_room=    чисто, уютно, прямо в начале городка.

Совсем в начале, т.е. я бы сказала на границе с лесом. Мы сначала подумали, что он находится в городе, и когда пошли его исследовать, удивились тому, какой же этот Ауронцо нежилой и пустой, а потом оказалось, что до центра от нашего отеля ещё пихтарить и пихтарить, и лучше не пешком. И город очень даже жилой, с кучей церквей, ресторанов, магазинов, даже клубы там какие-то есть, и собственное озеро.

Дело в том, что когда я выбирала отель на буккинге, я не понимала, что такое Тре Чиме и задавала в поиске отель, ближайший к горе. Вот нам буккинг и выдал этот отель, как ближайший. На самом деле, нужно было выбирать как всегда, ближайший к центру, к горе вы всё равно будете ехать на машине, какая разница – с центра или с окраины. А вот где жить – разница есть. Мы, на своей окраине, пока нашли приличный ресторан на ужин, чуть не умерли с голоду.

Но отель сам по себе очень хороший.

 

 

Утром следующего дня мы поехали к Тре Чиме.

 

 

Это была третья знаковая точка нашего путешествия. Дальше будем возвращаться в цивилизацию, в Верону и Милан. Дни пролетели как мгновение…

 

 

Перед шлагбаумом простояли в небольшой очереди из машин, заплатили на въезде 25 евро за машину, бросили её наверху на стоянке, и пошли вокруг горы.

 

 

Это так же красиво, как и Пиц Боэ, а может быть даже красивее…  Я просила девчонок, чтобы они отобрали у меня камеру, потому что, как всегда в такие духзахватывающие моменты своей жизни, я стояла на одном месте и делала в тридцатый раз один и тот же снимок. Мне как-то казалось, что если я их сделаю десять, а не один, то тогда действительно моя камера осознает, какую красотищу она снимает 🙂

 

 

Честно сказать, я не знаю, как и кто умудряется её охватить за пару часов. Мы позалазили на все тропки, обошли её со всех сторон, никуда не спешили, сидели на камнях и любовались.

 

 

Фотки, селфи, кони, пробежавший суслик, озёра, домики, горки, и, зайдя туда утром, вышли около шести вечера.

Нам очень понравилось. Здесь есть несколько вариантов где погулять (т.е. не только трек вокруг горы).

 

 

Есть пару троп, которые уходят куда-то в сторону от знаменитых трёх вершин, там мы, собственно, и нашли и несколько небольших озёр, и очаровательных коней, которые никак не хотели мне позировать так, как я их себе придумала, а просто бродили мимо меня, и вид на горы невероятной красоты.

 

 

Единственное, наверное, всё-таки нужно было приехать раньше, часиков в семь утра (не уверена, есть ли такая опция у шлагбаума, и пропускают ли там машины рано-рано).

 

 

Потому что потом солнце поднимается высоко, и крадёт и краски и красоты этих гор на весь остаток дня. Т.е. утром здесь, наверное, самое красивое время для съёмок.

 

 

Понимая, что ни красивый свет, ни удивительные цвета этих трёх вершин мне сейчас не передать, потому что я лох, и притащилась сюда аж в полдень, и глядя на тропы вокруг горы, я думаю, что это «ничего особенного», за пару часов можно обежать вокруг, и уговариваю (каким-то непостижимым образом) Олю завтра приехать сюда ещё раз, и очень рано. С рассветом.

 

 

Мы по ходу движения обсуждаем завтрашнее утро. По всем планам у нас действительно есть не больше пары часов с раннего утра, потому что максимум в десять нужно уезжать в Верону и сдавать машину.

 

 

Галя нас нещадно тролит и подкалывает, но мы настроены решительно.

 

 

Были настроены решительно… аж до самого вечера, пока не добрались до конечной точки этой петли-тропинки вокруг гор.

 

 

Упахавшись в хлам, и потратив на это не менее четырёх часов, мы понимаем, что обойти горы по полной петле за пару утренних часов – это невозможно, но есть опция просто дойти от автостоянки до подножья горы, заглянуть «за угол», откуда можно снять красивый открыточный вид, и вернуться обратно по той же тропинке, без всяких обходов и петель.

 

 

Мы какое-то время лелеем эту мысль, но потом просто сдаёмся.

 

 

Мы сделали, наверное, сотню снимков и самой горы, и всего вокруг горы, и нас на фоне горы, как говорится, мы просто «обожрались» этой горой, и когда вернулись наконец-то к нашей машине, мы уже точно понимали, что не будем ехать сюда ещё и рано утром.

 

 

К чему это всё рассказываю: утром самый хороший свет.

 

 

Закладывать на этот маршрут лучше весь день. Там классно.

 

 

Памятуя, что в Ауронцо ди Кадоре есть озеро, мы после горы ещё решили всё-таки съездить в город и найти его.

Не могу сказать, что оно какое-то особенное, но в целом, очень симпатичное.

 

 

А потом, гуляя ночью из центра к нашему отелю, где-то в лесу у кэмперов услышали музыку, и поддавшись искушению, пошли в лес. Там был какой-то местный праздник и целый оркестр немцев устроил концерт, играя всё что попало, включая «розамунду». Как большой любитель «Покровских ворот» я это оценила. Мы даже хотели заказать им «ду хаст», но в карманах не оказалось достаточно денег 🙂

 

 

На следующее утро мы возвращались в Верону, сдавали машину, и дальше на поезде собирались ехать в Милан.

 

 

В окрестностях аэропорта мы как-то не нашли заправок, и вместо того чтобы сдать полный бак, хотели просто компенсировать это деньгами. Парень в Hertz, вообще не моргнув и глазом,  выдал нам в качестве компенсации 91 евро (из них 36 – сервис). Честно говоря, мы настолько не ожидали такого коварства, что, не взирая на лень, поехали искать заправку сами, нам это всё вышло в 32 евро. Ну не разница ли?

От аэропорта в город ходит чудесный шаттл за 6 евро на жд станцию, тут мы шустро купили билеты в автомате за 12,70, и успели на поезд, который отправился буквально через 5 минут.

Отлично прибыли в Милан в ледяном поезде, и пошли искать наше жильё. В этот раз мы себе сняли неплохую уютную и довольно большую комнату в отеле https://www.booking.com/hotel/it/affittacamere-andronaco.en-gb.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=b49490490a2db75ab9a459d6d6e32327;checkin=2016-12-31;checkout=2017-01-03;ucfs=1;soh=1;room1=A,A;soldout=0,0;hpos=1;dest_type=city;dest_id=-121726;srfid=74f1b3b1c34681f3541934d3af2bbe6b4433ca18X1;highlight_room=

Недалеко от центра (я бы даже сказала, прямо в центре) и Дуомо, чистенько, очень хорошо, нам всем там очень понравилось.

 

 

В Милане у нас не было никаких особых планов, за исключением  совершенно великолепной галереи Брера, где есть не только непревзойдённый Хайес с поцелуем, но и превеликое множество других замечательных полотен, включая даже несколько картин Модильяни.

 

 

 

Кроме того, мы осознанно провели кучу времени в музее св. Маурицио, который выглядит как нормальная пустая церковь с невероятными росписями.

 

 

И ещё один момент, который нам не дался в прошлый раз – мы хотели подняться вечером на Дуомо.

 

 

Там очень красиво, нужно обязательно всем посмотреть.

 

 

Атмосфера и самой крыши собора, и взгляд на город – чудесные.

 

 

Ночами нам по-прежнему хотелось тусить. В этот раз мы решили не полагаться на удачу, и заранее Галя нашла нам потрясную улицу, полную баров и ночных клубов, где мы и зависали.

Милан – наш город. Мы открыли его для себя как-то случайно и неожиданно, влюбились сразу, и надеемся приехать сюда ещё сто миллионов раз.

 

 

Резюмируя весь этот трёп. Мы ехали в Доломиты впервые, и, когда составляли маршруты и продумывали как нам куда попасть, нам всё казалось каким-то запутанным и непостижимым, хоть информации в сети вроде бы предостаточно. В действительности же, если говорить о тех местах, где мы были – там ничего сложного нет вообще. Залогом удавшегося путешествия будет скачанный заранее навигатор, больше ничего.

Мы намеренно не замахивались ни на какие-то большие треки по горам, ни на какие-то необыкновенно замороченные и недоступные места. Для первой поездки нам вполне хватило Piz Boe, Marmolada, Tre Cime, Verona, Milano.

 

 

Что будет дальше – увидим, но вернёмся обязательно. Это очень, очень красивые места.

Мадагаскар и зверьё

 

Поселили нас в лодже feoni alla (если я не ошибаюсь с названием), он очень клёвый. Множество домиков, всё изумительное и чистенькое, пальмовые аллеи внутри джунглей, много места, вообще, он реально большой и очень ухоженный.

далее...

 

Единственный минус (но это касается всех жилищ в округе) – здесь совершенно негде гулять вокруг лоджа. Мы было, сунулись на трассу, прошлись туда-сюда, свернули куда-то в лес, дошли до какой-то деревухи и пилорамы, и вернулись обратно.

 

 

На крылечке пили джин с ребятами, болтали про книжки, прошлые путешествия, настоящие ощущения, и ещё что-то, и джунгли вокруг нас шуршали и темнели, и черный лес со всех сторон совершенно не казался ни зловещим, ни страшным.

А утром проснулись мы самым неожиданным образом.

 

 

Всю ночь мне снился дом, снег, какие-то гигантские лоси и прочие тревоги, и под утро я проснулась от того, что наш домик окружён невероятными звуками, которых я никогда не слышала в своей жизни.

Это было долгое протяжное и чистое пение кого-то непостижимого. Звуки то умолкали, то усиливались, то удалялись куда-то в джунгли, то приближались и, казалось, доносились прямо от двери.

Кричал этот кто-то долго, громко, печально, и эти крики-пение окутывали и наш домик, и всю округу.

Что это, я понять не могла, потому что никогда в жизни такого не слышала. Ну и спросонья вообще было очень трудно сообразить, что происходит и где мы находимся. Какое-то время мы просто лежали тихонько и слушали, и только окончательно проснувшись и придя в себя, мы поняли, что это поют лемуры.

 

 

Это настолько потрясающе, что вот видео (Лена снимала, спасибо ей. То что снимала на видео я — оказалось одной фоткой каких-то веток, не очень из меня видео-оператор).

Видео, конечно, смотреть не надо, просто для послушать. Вы просто представьте себе, что вы стоите в эпицентре этого пения, посреди джунглей, ещё и на рассвете, ещё и слышите это впервые в жизни.

 

 

Весь этот день у нас был посвящён местным животным.

С самого утра мы поехали в нормальный дикий лес, и там пытались словить хоть кого-то.

 

 

Нам дали проводника, который топал как слон, громко разговаривал со своим стажёром, и вообще издавал столько шума и различных звуков, что если бы я была лемуром, я бы точно спряталась заранее, чтобы даже шанса ему не дать, увидеть меня.

 

 

По ходу попались пара лемуров, которых едва-едва было заметно где-то в листве, на фоне белого неба, и чтобы их снять нам пришлось практически залезть на соседние деревья.

 

 

Они были очень далеко, и того мимишного эффекта, который мы от них ожидали не случилось.

Просто интересно. Просто новые непривычные животные, хоть и забавные.

Ещё нашли хамелеонов. Товарищи, вот уж действительно, мир наш уникален и неповторим.

 

 

Мало того, что они очень красивые, и своей медлительностью напоминают что-то вдумчивое, артистичное и совершенно космическое, но они ещё и приятные на ощупь.

Когда ты протягиваешь ему руку и он на неё всё-таки соизволяет залезть, он обхватывает твою ладонь и пальцы своей мягкой, малюсенькой тёплой лапкой и крепко держится, чтобы не свалиться с тебя. В этот момент ты чувствуешь себя по меньшей мере Николаем Дроздовым. Это очень круто.

 

 

Даже я, абсолютный не любитель, и даже противник того чтобы трогать животных, в совершенном экстазе шептала Лене «Снимай меня пожалуйста. Я и животные – эти кадры стоят миллиардов в моих жизненных ценностях, и я хочу в свои сто лет, на смертном одре, знать, что это было в моей жизни и помнить каково оно» 🙂

 

 

Ещё нам встретился жук-жираф, ему кто-то до нас уже откусил одну ногу, но всё равно он миленький.

И совы с их детёнышами.

 

 

И просто на тропинке выследили маленькую змейку.

 

 

Все её подержали в руках, она тёплая, представляете? Не стоит наверное говорить, что и её я тоже залапала до такой степени, что она, в ужасе, прыгнула в чащу леса с высоты моей груди и удрала безвозвратно 🙂

Собственно, это были и все животные, которых мы нашли в этом лесу.

 

 

Кроме животных, тут есть священное дерево, к которому нас привели с видом невероятной торжественности. Нужно было приложить одну руку к нему, и одну руку – к сердцу, и загадать желание. Если оно исполнится, то к этому дереву обязательно нужно вернуться, чтобы что-то жертвопринести. Сказали, что это дерево исполняет все желания. Прям все.

 

 

Мне очень понравилась идея с жертвоприношением после выполненных работ, а не в предоплату, так что я ему загадала самое заветное и неисполнимое желание. Сейчас я вспоминаю, как скептически и с издёвочкой спросила у проводника: «вот прям все-все желания?» и он, не раздумывая особо, мне ответил: «да. абсолютно все».  И сейчас, когда сбылось желание, которое не сбывалось всю жизнь, я даже не знаю, как преодолеть свои предрассудки и не верить в это дерево. То, что я поеду на Мадагаскар ещё раз, на жертвоприношение, теперь уже, конечно, решённый факт 🙂

 

 

Нагулявшись в этом лесу, и, честно говоря, не сильно много там всего увидев, мы возвращаемся в лодж, обедаем и едем теперь в некий частный лес, где мы уже отрываемся по полной.

 

 

Тут живут несколько видов лемуров, и они, привыкшие к вечно шастающему турью, совершенно никого не боятся и с удовольствием прыгают тебе на голову, на плечи и в руки, но делают они исключительно то, что хотят. То, что хочется тебе, они не делают, в кадр не смотрят, смирно не сидят.

 

 

Почему-то до этой встречи лемуры мне казались чем-то вроде обезьян. Я очень не люблю обезьян во всех их проявлениях, и заранее никакого восторга не испытывала от того, что по мне будет скакать тот, кого я не люблю.

 

 

И вот, наша первая встреча и первое соприкосновение друг с другом. Не описать словами. Они тёплые, мягкие, они скорее похожи на кошек, а кошек я люблю очень сильно, у них есть когти, но когда они сидят на тебе, держатся за твою руку только лапой, без всяких там когтей.

 

 

Они не воняют и не причиняют никаких неудобств, ну если не считать того что нихрена не слушаются, постоянно вертятся и пытаются прыгнуть дальше на кого-то ещё.

 

 

Они какие-то милые, безумно няшные, их действительно хочется тискать и гладить.

 

 

Ну и, конечно, глаза. Ни у одного животного на земле я не видела таких взглядов.

 

 

Животные – это не та статья, от которой я теряю голову и радостно прыгаю в восторге.

 

 

Но этот случай — исключение. Лемуры невероятные.

 

 

К сожалению, в этом лесу нет лемуров с полосатыми хвостами. Мы их видели в зоопарке в Тане, и хотелось встретить в живой природе.

Придется ехать в следующий раз в другую сторону, чтобы их найти.

 

 

После леса с лемурами нас забросили ещё в парк с крокодилами.

 

 

Они здесь громадные, их много, но после лемуров, вообще уже ничего так сильно не радует.

 

 

В этом парке есть также змеи.

 

 

И Мадагаскарский лев.

 

 

И в небольшом закрытом террариуме живут несколько хамелеонов.

 

 

Я пока одного разглядывала, смотрю, у него лапы привязаны каким-то белым скотчем к ветке. От каждой лапы торчат хвостики этого скотча. Возмутилась такая, тётке рядом говорю «Как можно?? Он же привязан! Это возмутительно!», тётка мне говорит «Ну что вы, это же просто он линяет так, это у него шкура слазит (или что там)»  🙂 Я присмотрелась – действительно, это не скотч, а просто на лапках висит шкурка. Неудобненько получилось. Но зато я осознала, что стала искренним борцом за свободы хамелеонов 🙂

 

 

Вечером в лодже ужинали, хотели с девчонками устроить вечеринку прощальную, пили джин, болтали на крылечке,  вплоть до того момента, пока нашли летающего таракана, который ни в какую не хотел улетать в джунгли, а всё норовил полететь в нашу сторону. Убить его было нечем, поэтому мы в панике разбежались, бросив на крыльце и остатки джина и тоник, а утром я всё это обнаружила выпитое почти полностью. Лемуры, наверное, приходили.

 

На следующее утро, уже подготовленные,  слушаем пение лемуров, собираемся и едем в Тану, чтобы забросить  нас с Леной в аэропорт.

Ребята оставались ещё на какое-то время.

Странным моментом для нас было то, что, оказывается, нельзя провозить с собой баобабы, даже в виде сувениров. Мы ездим только с ручной кладью, баобабы были с нами. Тётка на таможне показала мне плакат со всякими запрещёнными вещами и спросила, нет ли у меня чего-то из этих рисунков. Все они были классическими, кроме баобабов. Я подумала, что рисунок означает настоящий баобаб и совершенно искренне сказала, что у меня ничего нет. Меня пропустили, а вот Лену нет, у неё вывернули всю сумку и забрали сувенирный баобаб. Сувенирный!

Непонятно. А я ещё хотела насобирать под деревом семян и притащить их домой…  Вообще бы не вылетела из страны наверное 🙂

 

 

 

Мадагаскар — пока ещё очень особенная Африка, дети и взрослые машут руками и улыбаются тебе, даже не выпрашивая и не ожидая от тебя ничего взамен, кроме такой же улыбки и махания, девчонки хотят чтобы ты их просто поснимал, улыбаются и проходят мимо, не ожидая платы за их улыбки. Всякие, конечно, люди встречаются, но большинство нам встретились позитивные, добрые, хорошие, и какие-то мягкие что ли… лемурный народ.

 

 

Иногда я игнорирую реальность, а иногда слишком близко к ней присматриваюсь.

Едешь ты такой, например ночью, впятером в машине, после нескольких часов пути, слушаешь музыку в наушниках, в полной темноте, и не смотришь в окно, а с заднего сидения смотришь внутрь, и замечаешь, как светится лампочка о неисправности, приборная доска, внутренности машины, Ленины кудрявые волосы в контровом свете проезжающих мимо редких машин, наши едва видные в темноте коленки, профиль водителя, и создаётся такое ощущение, что это целый маленький мир из пяти человек прорывается сквозь темноту куда-то в космос.

А потом смотришь наружу , в окно,  — там чернота, и поля, и звёзды, и где-то далеко на горизонте — молнии, и разбросанными кострами пылают леса, и в зареве огня видно как клубящийся дым стелится по полям, и в открытые окна машины врывается запах жжёной травы, пыли, ночи, лета, и чего то непонятного и особенного — настоящего и африканского.

 

Мадагаскар и баобабы

Дальше наш путь лежал к баобабам.

 

 

далее...

Нас водитель завёз к священному баобабу, историю которого он просто физически не мог рассказать из-за отсутствия языка общения (и фотографировать его тоже категорически нельзя – очень святое всё). Баобаб не произвёл на нас никакого впечатления, от слова вообще. Но тут мы встретили первые на нашем пути сувениры, и я с дуру себе купила баобабик за 20 тысяч денег, точно такой же, какие мы потом нашли в деревне возле аллеи баобабов за 2-3 тысячи. Есть разница вроде.

 

 

А потом ещё завёз нас к скрученному баобабу (оно тут такое, вероятно, единственное, потому что ещё одного такого мы нигде больше не видели). Но тем не менее, на всех сувенирских баобабах изображают именно этот, скрученный. Продавцы говорят, что это — баобаб любви, чем вообще отбивают охоту его покупать.

 

 

В этот раз мы делаем всё по правилам, и к баобабовой аллее приезжаем ближе к вечеру и к закату, как всё нормальное турьё.

 

 

Может быть, я ожидала каких-то супер-волшебных баобабов, может быть я думала, что закат изменит это место до неузнаваемости, но что-то я не впечатлилась тем, к чему мы приехали.

 

 

Во первых, ни в коем случае не нужно стремиться к этой аллее, как к единственному месту, где можно увидеть баобабы – их в этом районе вам будет встречаться много просто по дороге, а на аллее вечером собирается всё турьё из радиуса 150 километров, и, чтобы их не снимать вместе с деревьями, мне пришлось лазить в каких-то полях, колючках и бурьянах за деревней, совсем в стороне.

 

 

Так что классических фоток с аллеи у меня почти нет.

 

 

Во-вторых, вместо того чтобы лазить по задворкам, можно ещё ловить баобабы по ходу машины. Их конечно не так много как на аллее, но они живописные, безлюдные и очень фотогеничные.

 

 

Где-то к половине пятого мы-таки приехали на аллею, удивились турью, и пошли в буераки искать какие-то приличные кадры и наслаждаться видами.

 

 

Деревья уже сами по себе потрясающие, нужно только найти местечко.

 

 

Турьё же здесь исключительное: они гоняются за курицами, они «мекают» на стадо маленьких козлят, охотясь за ними по всей деревне, один дядька (здоровый конь французский), я видела бегал за козлёнком минут пять-десять, пока-таки словил его, взял на руки, поцеловал, потискал и отпустил.

А я ещё сетую, что у нас люди недолюбленные, тут целая беда…

 

 

Ближе к моменту, когда солнце начинает садиться и превращаться в красное, турьё начинает выстраиваться в шеренгу вдоль поля где бегают местные дети, курицы и козлята, и смиренно чего-то ждать.

 

 

Я сначала не поняла для чего, но мои девочки мне подсказали: они же будут снимать солнце. Не помню почему я их самих не сфоткала, наверное была поражена организованностью, однодушностью и массовостью. Но выглядели они эпично.

 

 

Местные, наверное, думают про наш мир чёрти-что (особенно после мекающих забегов за козлятами и этим построением).

 

 

Я искала свои кадры с солнцем, поэтому и того самого кадра, который снимали все, у меня не получилось, я поздно к ним прилезла. А он действительно должен быть очень красивым.

 

 

Разъезжались все уже в темноте.

И у нас опять сломалась машина. Пару ребят местных пытались помочь нашему водителю, но провозились до ночи.

 

 

Мы уж стали строить планы, к кому в хижину проситься на ночь, как машина завелась.

 

 

Аня с Димой тем временем кормили какую-то собачку, она осоловела от печенек и ласки, и вообще больше не соображала на каком она свете, всё пыталась залезть под нашу машину. А чего там, — накормили, приласкали, можно и умирать бесстрашно. Еле выгнали её оттуда и выехали наконец-то.

 

 

По хорошему, от баобабовой аллеи до нашей деревни 14 км, но мы их ехали долго: и машина у нас была сломана, и через деревни в кромешной тьме только с нашими фарами быстро не проедешь (освещения нигде нет, само-собой), и  люди в деревнях постоянным потоком идут вдоль дороги, надо их не задавить.

 

 

Приехали в тот же отель, но расселили нас в другие домики, и этот был вроде бы значительно похуже, но у него можно было открыть дверь на веранду с задней стороны, которая просто выходила в океан и можно было смотреть на волны, ну ок, ночью — только слушать.

 

 

В этом лодже, как я уже упоминала, нет интернета в домиках, но есть в ресторане. Мы пошли туда съесть что-то вкусное и написать все нужные и ненужные письма. Хотели шикануть и опять заказать лобстеров, но они снова кончились. Вот так всегда, только захочешь лобстеров, а они кончатся.

Остановились на больших креветках. Каждое блюдо стоит 6 евро. По моему, отлично. Я молчу о том, как это невероятно вкусно. Даже я, которая за целый день съела только плошку риса из страха рецидива,  не удержалась и сожрала их полностью. Хвала богам, я выжила 🙂

 

 

Мы бы сидели в ресторане ещё долго, попивая наши коктейли с ромом и глядя в океан, но служащие всё быстро выключили, убрали и закрыли, пришлось идти спать.

 

 

По лоджу бегают мыши, большие крысы, лазят ящерицы, в клетках живут морские свинки, и ночью к нам пришёл мадагаскарский таракан. Он, вероятно, неловко наступил на наших «домашних» гигантских муравьёв и они его взяли в мгновенный плен. Может быть, с целью  обмануть их, он перевернулся на спинку и притворился мёртвым, но они его отчаянно пытались куда-то утащить. К счастью, не в сторону наших кроватей.

Когда мы утром проснулись и увидели таракана в исходном месте, то подумали что он мёртв, и очень этому обрадовались, но он услышал наши голоса и радостно зашевелил лапками и усами, желая перевернуться и спастись от муравьёв «под шумок». Но не на тех он напал: мы его боимся намного больше, чем муравьи его хотят съесть, находим какую-то палку и выкидываем его на улицу, так же на спинке. Мы наверное разочаровали муравьёв, но зато спасли свои некрепкие нервы.

 

 

Очень романтично просыпаться под шум волн, когда кажется, что весь океан сидит у тебя под кроватью, и ты такая под балдахином, как спящая красавица в своём хрустальном гробу, просыпаешься часов в шесть (что для меня не очень нормально), и лежишь слушаешь океан, пока просыпается Лена и развеивает все чары.

 

 

В это утро завтракать мы пошли вдвоём босиком. Я обнаружила в кульке с мелочевкой  оставшиеся ещё с Таны печеньки, и мы предвкушали как отлично они сейчас пойдут под кофе (кстати, завтраки в этом лодже отличные), начинаем их есть и обнаруживаем какой-то странный привкус. Долго-долго пытаемся распознать его, пока сама собой не приходит счастливая догадка: печеньки лежали в одном кульке с водой, манго и противокомариными спиралями, и теперь имели стойкий вкус спиралей…  мы не стали их дальше есть 🙂

 

 

Водитель наш занимался классической своей задачей – ремонтировал машину, у нас было полно времени, и мы пошли снова гулять по уже знакомому берегу океана.

К моему невероятному удивлению, в один момент к нам подошли местные девчонки и попросили их поснимать, попозировали такие, на шпагат сели, улыбались, смеялись.

 

 

Мы, конечно обалдели с Леной. Никогда раньше модели не прыгали мне в камеру настолько самостоятельно. Они мне очень понравились, поэтому я показываю все снимки с ними.

 

 

Весь этот день мы были в пути. Мы ехали до Антсирабе, с одной остановкой на обед в пиццерии в какой-то деревне. И всё было бы неплохо, если бы мы в этой деревне с пиццерией снова не заглохли. Поесть-то мы поели, но как отсюда теперь выбираться…

Проходит час, полтора, кто-то из помогателей уже махнул пару раз рукой в сторону сдающихся комнат над пиццерией, нам всем четверым стало плохо от мысли тут ещё и ночевать, и мы решили уйти вглубь деревни погулять, пока водитель справляется с поломкой.

Это тот редкий случай, когда на всю деревню, ты — единственный белый. В смысле, мы вчетвером были единственными белыми тут, и внимания, конечно, привлекали к себе намного больше чем надо.

Мы изучили тут всю трассу и все «бутики» вдоль неё, больше было делать ну вот абсолютно нечего. Когда водитель завёл машину, мы разве что не подпрыгнули от счастья.

Здесь широкие и красивые просторы,  с горами и холмами. Я била себя по рукам, чтобы их не фотографировать, а то у меня и так что ни рассказик, так горы и холмы 🙂

 

 

В Антсирабе приехали в темноте, и здесь значительно холоднее, чем в Морондаве. Для сравнения, в Морондаве хотелось с себя снять кожу, а в Антсирабе — уже укутаться лёгким одеялком.

Мы ещё хотели сходить на рынок, но в темноте это бессмысленно, поэтому завеялись в наш ресторан пить коктейли и есть вкусняшки.

 

 

На следующий день у нас была задумана поездка к озеру Тритрива. Зелёное вулканическое озеро, как по мне – так вообще ничего особенного, но это — местная достопримечательность, ну и как бы нужно посмотреть.

Перед спуском с горы к озеру нас атаковала толпа детворы, которые за какие-то невменяемые деньги пытались очень настойчиво продать нам всякие разные камешки, а после неудавшихся торгов, пошли с нами вокруг озера, большой разговаривающей кучей.

 

 

От Антсирабе до озера ехать где-то час, само озеро можно обойти минут за тридцать.

Кроме детворы, нам дали ещё и местного мальчика-гида, который немного порассказывал про озеро и провёл нас по кругу. Мы не очень любим навязчивые услуги, но отказываться не стали. Пусть будет.

 

 

Когда мы вернулись в город, наша машина снова сломалась, водитель снова занялся её ремонтом, а мы сначала пошли гулять пешком по городу, посмотрели на остатки его колониального прошлого, на рынок, на уже давно не действующий вокзал, главную площадь, ничего нас особо не впечатлило.

На площади, по случаю воскресенья были устроены дни Японии в Антсирабе, с палатками, в которых показывали мастер-классы по японской еде, по созданию оригами, написанию иероглифов, и пр., и ещё с главной сценой, на которой в момент нашего появления девчонки старательно и с картинками рассказывали про глистов и про то, как нужно правильно мыть руки. Если что, на плакате белый – это глист.

 

 

Артисты просто сорвали аплодисменты и всеобщий восторг.

 

Мы хотели во второй половине дня ехать кататься по городу, по сувенирам и всякому такому, но наша машина так и не починилась, гадина. Водитель притащил с собой из города кучу пус-пусов и нас просто заставили в них сесть. Один Дима не опустился до этого порабощения человека человеком, мы же с девочками опустились, конечно.

Повезли они нас по всем лавкам народного творчества, начиная добычей полу- и драгоценных камней, и заканчивая скатертями и поделками на кости.

Учитывая, что проехав весь Мадагаскар в течение недели, мы ни разу не встретили ничего, кроме деревянных баобабов, и вообще ни одного магнитика, мы сильно не упирались. Потому что тусня туснёй, но магнитик маме надо привезти. Это с одной стороны. Но с другой стороны – это реально очень интересно.

 

 

В каморке с камнями живут черепахи, сильно толкаются лапками и упираются, если их брать на руки. Презабавнейшее ощущение. Я встречала в своей жизни множество черепах, самых разных видов, возрастов и размеров, но как-то раньше мне и в голову не приходило брать их на руки.

Камни красивые. Накупили себе там кучу всякой хрени.

 

 

В мастерской по кости делают всё что угодно с рогов зебу, тоже интересно. Они устраивают настоящее показательное выступление по обработке этих рогов. Даже нам, взрослым, было интересно. Думаю, детям – вообще шик.

А ещё есть дядька, который делает маленькие модельки машин и велосипедов. Он при нас делал колёсико — настоящее, со спицами и нужными пружинками, и даже с шиной.

Меня, конечно, повергают в дикий восторг эти все умельцы-рукодельцы.

На следующий день наша машина как будто бы снова отремонтировалась, и мы выезжаем в сторону парка с лемурами.

 

 

Что меня умиляет в моём саморазвитии – я уже легко говорю бонжур и мерси, раньше мне как-то все французские слова были инопланетными и не давались  🙂

Мадагаскар, Цинги

 

На паром мы-таки успели.

 

далее...

Немножко постояли на переправе, поджидая очередной паром, который представляет собой две ржавые лодки, на них сверху прикрепляется плот из досок, и на всю эту конструкцию загружают машины и людей, и перевозят на другой берег, довольно далеко.

 

 

Мы сделали стопятьсот сэлфи на фоне, раззнакомились и исфотографировались со всеми местными моряками, даже не взирая на полное отсутствие английского с их стороны, и французского на уровне бонжур-мерси-пардон с нашей стороны.

Позитивный народ, милый и дружелюбный.

 

 

Конструкция, по которой машины заезжают и съезжают с парома, сначала кажется очень хрупкой, и вообще непонятно, как машины умудряются попадать в нужное место и направление, но мы сильно про это не думали, ведь зачем напрягаться и переживать, если можно расслабиться и не переживать? (с)

 

 

Нам навстречу приплыла группа по-видимому какого-то фототура, пока мы смотрели как они приближаются к берегу, они нас снимали. НАС снимали вот этими объективами.

 

 

Меня обычно такое не интересует, но они реально нас фотографировали чуть ли не серийной съемкой.  Лена сказала, чтобы я не завидовала 🙂

 

 

Берега здешние назвать живописными можно не то что с большой натяжкой, а скорее с небольшим обманом. Просто себе вода и кусты.

Ну, кое-где встречаются полузатопленные островки с лодками, в которых спят местные, или глиняные обрывистые берега, куда дети тащат выкупанный скот.

 

 

Больше ничего интересного или особенного нам не встретилось.

Переправ здесь две, мы успели и на вторую. Она поменьше, но симпатичнее, чем первая. Вероятно, это обусловлено близостью человеческого жилья, тут уже ходят не только паромы, но и местные лодки.

 

 

Да и сами берега тут более красочные.

В деревню приехали как раз к темноте.

Тут у нас большой лодж из соломенных домиков, и спим мы под балдахинами, что радует внутри, но пугает, если думать обо всех кто лазит снаружи 🙂

Свет на всей территории — от генератора, и подаётся дозировано: с 5 до 6 утра, и вечером до 11 ночи, погружая всю территорию во тьму.

Зато есть вода.

Интернет — только в ресторане и только с 17.30 до 20.00, что автоматически делает его местом всеобщей тусни.

Здесь смешное меню. Наверняка же, все знают такие большие черные доски, на которых мелом пишут всё что есть в меню, и ставят их на входе? – так вот это и есть меню ресторана. Официантка в нужный ей момент берёт эту доску и несёт посетителям к столику, те что-то выбирают, и она утаскивает эту доску обратно ко входу. По-моему, креативно (и все официантки сейчас, наверное, содрогнулись)  🙂

Мы ночуем в этом лодже две ночи, он нам нравится, не смотря на многие странности.

Тут Аня нашла потрясающе красивую и огромную ящерицу.

 

 

Рано утром на следующий день мы выезжаем уже непосредственно к скалам.

 

 

Наш водитель заранее купил нам входные билеты, выехали рано, но всё равно лазили по жаре.

 

 

Вариантов более человечных нет. Выехать ночью (чтобы было не так жарко, чтобы был красивый свет над скалами) вам никто не даст, потому что проход к Цингам возможен только с утра и только с гидом.

Начать наше знакомство мы решили с больших Цинг и потом уже, после обеда, добраться и до малых.

 

 

От нашего лоджа ехать около часа. Там нас встречает проводник, на всех надевают страховочные системы, проводят инструктаж,  техника безопасности, правила обращения со страховками, правила поведения и пр. Ощущение создалось, что нас сейчас отправят в худшем случае восходить на Килиманджаро, в лучшем случае – на Марс.

 

 

И по рассказам от сторонних источников, и по словам нашего проводника – это очень сложное восхождение, со спусками-подъёмами, с пролезанием сквозь узенькие и тёмные пещеры, верёвочные лестницы над пропастью и всё такое.

 

 

На самом деле, не всё так страшно и критично.

 

 

Самое стрёмное в этом походе – это адская жара, даже какая-то духота, которая лишает сил и способности адекватно мыслить.

 

 

Непонятно, почему даже внизу, в лесу и под скалами, эта духота сохраняется в той же интенсивности, как и наверху. Наверху даже легче немного – там ветерок.

 

 

Ну и, само собой, если вы толстый, то во многих местах в пещерах физически не пролезете. Это правда.

 

 

По идее, весь этот поход по скалам должен занимать четыре часа, у нас занял четыре с половиной. Все ж фотографы 🙂

 

 

Самое прекрасное, что вы можете взять с собой в Цинги — это треккинговые ботинки. Если нет, то тоже не беда, мы замечательно везде всё облазили в обычных кроссовках, но ботинки — это прям отлично тут.

 

 

Шапка категорически обязательно.

 

 

Ещё обязательно брать с собой воду, даже если вы — терминатор, ржавеющий от воды, всё равно возьмите хоть пол-литра — литр. Жара убивающая, тепловой удар — это самое меньшее, что с вами может произойти (с некоторыми такое происходит даже с водой), и это очень неприятно.

До самих скал нужно пройти небольшой отрезок пути по лесу, гид нам показывает всяких птичек, но мы к ним как-то более-менее равнодушны.

 

 

И только первые лемуры наконец-то превращают нас в обычное ненормальное турьё, готовое на всё, лишь бы подобраться к объекту своего желания поближе.

 

 

По всем лесам и полям в этом регионе валяются огромные ракушки.  Море отсюда очень далеко. Вопрос этих ракушек не на шутку занимал наши умы, пока гид не рассказал, что в этих ракушках кто-то живёт в сезон дождей, потом когда засуха, они умирают, отложив предварительно яйца в высыхающие ракушки. И когда снова наступает сезон дождей, яйца вылупляются. Только я не смогла добиться, кто они такие (предполагаю, гигантские улитки).

 

 

 

Сами Цинги – безусловно, штука очень интересная, необычная, и стоящая того чтобы увидеть, но  я ожидала чего-то пограндиознее, чего-то более внушительного и масштабного.

 

 

Хотя, это никак не уменьшает её уникальности, и все усилия по добиранию сюда вполне оправданы.

И, в целом, нам очень понравилось.

 

 

Вернулись мы в лодж где-то к обеду. Пообедали все кроме меня. Я только выпила бутылку колы, и очень скоро почувствовала, что мне кирдык. Вряд ли кола была отравленная, скорее всего дело было в плохо вымытом стакане, но это тот случай, когда не так уж и важна первопричина, как страшны последствия, ведь нам предстоял ещё подъём в малые Цинги, а я уже была зелёная и мёртвая.

 

 

Все говорят, что малые Цинги слишком простые, особенно по сравнению с большими, и после больших вообще не впечатляют.

 

 

Мне они показались очень милыми и симпатичными, ничуть не хуже больших по красоте (а местами даже и лучше), но значительно, в разы легче по сложности.

 

 

На всё про всё нам понадобился, по-моему, всего лишь час-полтора, чтобы эти маленькие облазить полностью.

 

 

С нами опять пошёл тот же самый гид, хороший, кстати, дядька попался, всё показывал нам и периодически спрашивал, нужно ли меня спасти, нормально ли я себя чувствую, и не хочу ли я, чтобы он понёс мой кофр с камерой 🙂

Мы ему оставили 40000 чаевых и расстались все довольные.

 

 

Повторюсь, Цинги, и большие и маленькие, нам понравились очень сильно.

Место интересное.

 

 

Весь оставшийся вечер и ночь я пытаюсь спастись от отравления, и ужинаю таблетками, а утром мы уезжаем из этого чудесного места.

Пока ждём наш паром, наблюдаем окрестную жизнь:  взрослых, стирающих что-то в реке, детей, купающихся тут же,  рыбаки, моряки, лодки, хижины, в которых что-то готовится на костре, очень мирная картина.

 

 

Самое главное здесь – это ни в коем случае не поддаться на заигрывания малышни и не начать что-то им давать.

Мы наблюдали этот трюк на примере ещё одной подъехавшей машины французов, которые вздумали пообщаться с детворой.  На одного ребёнка, как на приманку, моментально прибежало две деревни, и спасти бедного турика уже ничего не могло. Его обступили со всех сторон в десять слоёв, кричали и выпрашивали что ни попадя, и не давали даже пошевелиться не туда куда настроена эта толпа.

 

 

В общем, не всем это надо, но если вы сильно благотворительный, то можете рискнуть, конечно.

 

Мы покидаем этот оживлённый берег реки, и на пароме переправляемся сначала через одну переправу, потом через вторую, и  через знакомую баобабовую аллею едем обратно в Морондаву.

 

 

По дороге встречаем ещё каких-то ребят, которые бросили машину и что-то выслеживают с их водителем в лесу. Тоже бросаем машину и идем за ними. Оказалось — змея.

 

 

Уезжаем всё теми же красными дорогами, которые меняют свой оттенок и интенсивность окраски в зависимости не знаю от чего.

Когда по ним что-то проезжает или проходит, моментально понимается пыль, и оседает на листья кустарников по обочинам, от чего они тоже превращаются в красные декорации.

 

Мадагаскар

 

На Мадагаскар мы собирались лет пять, но что-то все не складывалось. В этом году звёзды сошлись, мы купили билеты, Лена нашла нам машину (она не даёт мне контакты агентов, чтобы я снова не уехала туда без неё), прописали маршрут и улетели.

 

далее...

 

Сразу скажу, что мы никогда не гонимся за количеством достов, приключений, или мест где «никто никогда не был». В любой поездке мы просто живём, не зависимо от того спим мы, едем куда-то, или просто лежим на полу храма или дне лодки.

 

У нас не было планов познать весь остров и охватить неохватываемое, хотелось увидеть баобабы и лемуров, залезть в Цинги, и по ходу проникнуться местной жизнью, культурой и бытом. Честно говоря, нужна была перезагрузка и отдых, Африка этому здорово способствует.

 

Очень непривычно пролететь полмира и приземлиться в месте, с твоим же временем, без всяких переводов часов.

 

 

Чекинились заранее, в конце самолёта застолбили себе отличные места, но Лену мою при регистрации в аэропорту зачем-то поменяли, и пересадили вперёд.

Впоследствии оказалось, что в нашем самолёте большинство людей летят не на Мадагаскар, а на Маврикий, по-видимому Лену посадили от меня далеко вперёд, чтобы мы сзади не перевешивали, и не нарушали баланс пустого самолёта на отрезке Маврикий-Мадагаскар.

Мне в соседи достался мальчик арабской наружности, который сначала был очень мил, и пытался со мной подружиться. Потом он долго пытался выбрать себе меню, которое ему почему-то не предлагали, расстраивался, удивлялся…

Я когда-то  давно встречалась с евреем, и мы куда-то летели вместе туркишами, заказали себе кошерное меню, поставили, вероятно, какую-то галочку на сайте, и теперь мне время от времени на этих авиалиниях приносят «специальное меню». Когда его увидел арабский мальчик, он прекратил попытки подружиться, стал складывать локти на мой подлокотник, мешать мне спать, ёрзаться и вздыхать. Всё-таки трудно быть евреем 🙂

 

 

Всей организацией занималась Лена, она нам забронировала водителя с машиной, внесла небольшую предоплату и в общем-то всё срослось отлично (за исключением мелких нюансов, но это привычное дело в Африке).

 

В наш первый день мы прилетали в Тану, хотели погулять по городу, переночевать тут, может быть даже сходить в зоопарк, если бы успели, а завтра прилетали наши друзья Аня и Дима, мы должны были их встретить, и сразу же из аэропорта махнуть по нашему маршруту.

Но по прилёту, ещё в аэропорту, мы столкнулись с совершенно неожиданными для нас задержками, в виде трёх пропускных пунктов, два из которых вполне себе обычные: таможенный контроль, покупка визы (30 дол за 30 дней, 40 дол за 60 дней, или 50 дол за 90 дней пребывания в стране), а третий – это полицейский контроль.

В будочке сидят два полицейских, собирают со всех паспорта, складывают их у себя внутри в кучку, а потом вручную заносят какие-то данные из каждого паспорта в компьютер (я верю, что это был компьютер, хотя Лена утверждает, что судя по скорости, они вносили записи ручкой в гросбухи), ставят в каждый паспорт пару печатей на визу и пару подписей сверху. Т.к. они проверяют к тому же паспорта на оригинальность и хз на что ещё, эта очередь движется катастрофически медленно.

Нас прилетела-то, собственно, кучка меньше чем из сотни человек, и промурыжились мы все там больше двух часов с этими полицейскими. И это мы были без багажа. Через сколько времени выходят люди с багажом — неизвестно 🙂

Там же, в аэропорту, обменяли деньги на местные (с одной стороны, в аэропорту вполне нормальный курс, с другой стороны, в городе не так уж много возможностей их менять), и, когда наконец-то мы вышли на волю, солнечное небо стало потихонечку затягиваться облаками. А где-то на полпути до города над нами развергаются небеса, и потоки воды моментально превращают город в водную гладь.  Гроза, с молниями, тучами и сплошным потоком воды, в котором по колено тонуло всё, и люди, и машины.

 

 

По обочинам продают много мётл, хороших наверное. Не знаю, чем обусловлен тут спрос именно на этот продукт, но их тут кучи на каждом углу.

 

—              Может нам прикупить по метле на обратном пути?

—              Нас не пустят в самолет – они неформатные и не влезут в нашу ручную кладь.

—              Так на них, если что, и полетим 🙂   — размышляем мы, медленно проплывая по дорогам.

 

Дорога в город построена вдоль высокой насыпи, на которой с небольшими промежутками дежурят полицейские с ружьями, т.е. они что-то охраняют. Нам было очень любопытно, но заглянуть за эту насыпь просто невозможно – она высокая, выйти из машины и подняться – тоже нет, потому что льёт дождь.

Уже на обратном пути в аэропорт мы попросили водителя остановиться, и посмотрели всё-таки, что же там.

Земля тут представляет собой по большей части красную жирную глину, из этой глины и возведена насыпь, которая тянется вдоль реки, а прямо в реке и по её берегам выстроено множество больших и маленьких кирпичных заводов, которые из этой же глины в режиме нон-стоп производят тысячи кирпичей. Производство это весьма любопытное, начиная формовкой и заканчивая вытаскиванием кирпичей из печи, но тут не об этом.  Кроме кирпичного производства, тут ещё идёт активная стирка, мойка, и просто жизнь людей на берегах реки.

 

 

В этом режиме мы тащились до города полтора часа и вообще не представляли даже как просто выйти из машины, не говоря уже о каких-то зоопарках.

 

Отель на первую ночь мы забронировали вот этот https://www.booking.com/hotel/mg/b-amp-b-au-triporteur.ru.html?aid=397630;label=gog235jc-index-XX-XX-XX-unspec-ua-com-L%3Aru-O%3AwindowsS7-B%3Achrome-N%3Ayes-S%3Abo-U%3Asalo;sid=a353a91cc19dd2508a13225d66ab9ecb;checkin=2016-10-15;checkout=2016-10-16;ucfs=1;highlighted_blocks=169103901_93841355_2_1_0;all_sr_blocks=169103901_93841355_2_1_0;room1=A,A;dest_type=city;dest_id=-207091;srfid=9d7d18eb3c6cd5ec61a698d23ebc6ee8282ecfadX7;hptv=do

 

Когда мы наконец-то добрались до него, нас поселили на втором этаже (на первом – столовая), и  обнаружилось, что в отеле нет горячей воды. И вообще никакой воды нет.

 

—              Понимаете, — пытается пояснить нам хозяйка, — на улице сильная гроза, вся вода уходит в дождь, и в кранах нет достаточного напора.

 

Т.е. или вода в кране, или вода с неба. Мы, конечно, выбираем воду в кране, но нас никто не спрашивает.

По-видимому, мадагаскарцы нашли путь прямого подключения своего водоканала к небесным потокам, что нам не нравится.

 

Мы идём в столовую, обнаруживаем, что там вода мало-мальски всё-таки бежит, и требуем, чтобы нам набрали её хотя бы в какие-то вёдра и притащили наверх.  К счастью, ближе к ночи гроза немного успокоилась, и небесные потоки перенаправились в наши трубы, благодаря чему, нам не понадобились набранные вёдра. Но, конечно, первые пару часов мы вообще не представляли, что нам делать без воды.

Урегулировав худо-бедно вопрос с водой, мы стали приставать к хозяйке с ужином. Выйти наружу не представляется возможным, а есть хочется. Она идёт нам что-то готовить, и мы остаток вечера и полночи пьём дьютифришный джин. Конечно же, для профилактических целей, от малярии и всего похожего…

Кстати, ужин она приготовила отличный. И вообще, она нам понравилась.

На самом деле, как мне кажется, она не совсем хозяйка , а скорее её французский сожитель здесь владелец всего. Они постоянно закрывались в отдельной комнате и на французском орали друг на друга так, что мы боялись даже подходить к двери.

Но отель уютный (правда мы подозреваем, что тут всего одна, ну может быть две комнаты), приятная столовая, открытая терраса, всё чистенько, и в общем, они довольно занятная пара.

Самая большая проблема, с которой тут сразу сталкиваешься – это практически полное отсутствие английского или какого-то другого понятого языка. Почти все говорят на малагаси, многие говорят на французском, почти никто не говорит на английском. Я испытываю настоящее отчаяние в странах которые не говорят на моих языках 🙂

 

 

Утром распогодилось, и мы всё-таки решили съездить в местный зоопарк.

 

В наше проживание был включен скромный завтрак (я, такая хозяюшка, напекла нам в дорогу печенек, мы их думали утоптать с кофе), удобно уселись на террасе, нам принесли какие-то хлебцы, джем и кофейник, в котором просто побулькивала прозрачная кипяченая вода. В принципе, я такие кофейники видела и знаю, что там должно по идее булькать кофе. Но нет.

— И чего с ним делать? Звать хозяина, пусть сделает как надо?

— Не позорься. Давай его сфоткаем и спросим у гугла, как тут заваривается кофе 🙂

Я его фоткаю и ещё минут пять трахаюсь с поиском решения в гугле.

К счастью, у меня сдаёт терпение, я иду к хозяину и спрашиваю, что за нахер? Он ещё тёпленький от скандала со своей подружкой, смотрит на меня как на динозавра, очень изумляется, и бормочет что-то типа «май мистэйк, вери сори» , забирает кофейник и идёт переделывать нам кофе. Мы радуемся, что кофейник был слишком горячий снаружи и мы не стали его разбирать, а ведь могли бы    🙂

Печеньки мы не доели, просто бросили их в кулёк с мелочевкой, на будущие голодные времена.

Кстати сказать, в этой стране повсюду вам будут попадаться миллионы коров, но при этом нормальное молоко к кофе нам подали вот только в Тане, да ещё раз где-то, все остальные разы – только чуток сгущёнки. Это странно и непонятно.

 

 

Итак, зоопарк. Когда мы спросили как бы нам вызвать сюда такси, все очень удивились. Хозяин отеля пошел с нами на улицу ловить машину, что-то ехало в обратном направлении, мы его тормознули, развернули, и ещё минут 15 дружно пытались объяснить водиле что такое зоопарк, показывали даже картинки. Он каким-то чудом повёз нас туда куда надо за 40000 денег.

Зоопарк тут такой себе. Маленький и невнятный. Хоть есть и птицы, и крокодилы, и черепахи, и озеро, и, в конце-концов мы даже лемуров нашли.

Съездить, пожалуй, нужно, потому что вы не встретите в живой природе прям всех видов лемуров, а они очень забавные и няшные. И, нужно заметить, что даже этот маленький зоопарк в довольно быстром режиме у нас украл почти два часа, закладывайте время, особенно если вам всё-всё интересно. Но мне ничего, кроме лемуров, не понравилось, это наверное личное ощущение – я не понимаю зоопарков.

 

На Мадагаскаре по выходным все наряжаются в красивое (девушки – в платья, мужчины – в спортивные костюмы) и активно ходят по улицам. Много мест с петушиными боями и спортивными соревнованиями разных мастей.

Мы ещё хотели после зоопарка смотаться в замок на горе, который мы видели с террасы нашего отеля, но не успели.

 

Так что просто вернулись в отель за шмотками, познакомились с нашим водителем на весь маршрут, и поехали в аэропорт встречать друзей.

Лена, когда договаривалась про машину и водителя, строго-настрого требовала, чтобы он говорил по-английски. Мы загружаем шмотьё в багажник, он меня спрашивает:

—              Вы говорите по-французски?

—              Нет. А вы по-английски?

—              Очень плохо (почти шепотом и секретно).

Я даже не знаю, смеяться или плакать. Лене пока ничего не говорю.

 

Забрали ребят в аэропорту, поехали в супермаркет, накупили там воды, антикомариных спиралей  и прочей мелочи, заскочили в аптеку, взяли коартема на всякий случай, и наконец-то выдвинулись по нашему маршруту. Путь наш лежал главным образом к Цингам и обратно, по дороге захватывая всё другое.

Первый город на нашем пути после Таны был Антсирабе.

 

 

Мы приехали уже глубоко к вечеру и ничего не смогли там посмотреть, только нашли приличный ресторан, и удивились обилию местного транспорта, который наполовину представлял собой уже всем известный тип велорикш, а наполовину – рикш, но пеших. Они тут называются бегающие рикши, или пус-пус, бегают в большинстве своём босиком и тащат за собой одно- или двухместную коляску,  и очень популярны у местных. Забегая наперёд, скажу что ехать в них как-то даже стыдно. Ты однозначно чувствуешь себя белым господином, унижающим достоинство своих рабов.

 

Мы с Леной ещё на ночь накидались профилактического джина и пытались нетрезввые сделать селфи для фейсбука. Нам город показался очень весёлым 🙂

 

Следующий день от Антсирабе до Морондавы мы ехали практически целый день. Тут на трассе у нас в первый раз сломалось что-то в машине.

Когда мы интересовались у водителя «всё ли окей?», он неизменно отвечал нам «всё окей!» и лез под машину. Глубину трагедии мы постигнуть не могли, просто потому что водитель ну вообще нам ничего не мог сказать, кроме «окей».

 

 

Пару часов мы смиренно бродили по трассе, рассматривали термитники, фотографировали найденные на деревьях чьи-то гнёзда, делали смешные селфи под сломанной машиной, в общем развлекали себя как могли. Пока к нам не подъехала подмога в виде «друга водителя», который нас-таки перегрузил в свою машину и доставил до Морондавы.

 

Здесь у нас был забронирован отель, состоящий из нескольких бунгало и небольшого помещения с комнатами.

Нам с Леной досталось бунгало и оно было прекрасным, прям всё хорошо: и чисто, и уютно, и места достаточно, мы привычно знаем чего можно ожидать от Африки, поэтому нам очень нравится, ребятам повезло меньше — им дали что-то неуютное и слишком уж спартанское (это я к тому пишу, что в одной и той же локации есть разные по качеству опции жилья) , но самая-самая фишка этого места – это, конечно же, океан.

 

 

Океан и сам по себе уже чудо, но для нас, двое суток катающихся по рыжим пыльным дорогам, со всякими приключениями и поломками, это был прям праздник какой-то.  Мы долгое время сидели на берегу, глядя в черную даль отлива и на звёздное небо, и не хотелось вообще больше ничего, только сидеть так, и сидеть… ну, может быть ещё есть.

 

Ресторан тут тоже смотрит в океан, всё очень романтично. Мы хотели мажорничать с Леной, и заказали себе лобстеров, но официант с прискорбием сообщил, что как раз лобстеры закончились, пришлось ограничиваться тунцом, который выглядел как огромные черные куски тушеного стейка и откровенно нас пугал, но на вкус ничего, нормальная рыба. Только терялись в догадках, кто же перед нами сожрал всех лобстеров   🙂

За соседним столиком сидела большая компания тоже какого-то турья, и одна дама, перед тем как начать есть, то ли перекрестилась, то ли помолилась (Дима сказал, я не видела), мы решили их переплюнуть и взявшись всем за руки громко помолиться перед едой, но когда принесли чёрную рыбу, абсолютно забыли про наши благие намерения 🙂

 

 

Интернет тут есть только на ресепшене или в ресторане. И казалось бы, за ужином мы могли бы торчать в сети, но мы о чем-то говорили, что-то вспоминали, смеялись. Уже ночью, в совершенно пустом ресторане, я писала письмо приятелю, ко мне подошёл немолодой француз, и говорит «Вы — такая приятная компания. Не утыкаетесь в телефоны, как вся современная молодежь, а весело смеётесь на весь ресторан», я вот не знаю, подколол, что мы громкие, или и впрямь мы ему понравились?  🙂

Тепло, шум океана, ночь, звёзды…  мы вообще не хотели уходить спать, и когда официанты поуносили всю посуду, и когда стали собирать столы и стулья, и даже когда выключили свет в зале. В белейшем песке на берегу роют ямки и просто бегают маленькие и огромные крабы, море уходит ночью и для них появляется куча открытого пространства. Когда ресторан закрылся, мы за ними ещё полночи гонялись.

 

 

Утром наш водитель  сообщил, что машину он отремонтировал, и теперь у нас всё «окей». Мы продолжаем наш путь к Цингам, стартовать решили в 11 утра, это значит, у нас есть целое утро на позавтракать и нагуляться на океанском берегу.

Конечно, это сказка, когда ты просыпаешься под шум океана, тёплый ветерок колышет занавеску балдахина над кроватью, ты просто бежишь на берег, и у тебя достаточно и молодости, и здоровья, чтобы наслаждаться этим миром. Ещё неплохо, если у тебя есть мозги.

 

 

У Лены моей мозги есть, и она их как-то не отключает, — побежала босиком, а я с какого-то перепугу — во вьетнамках. Сбросила их, и мы ещё часа полтора лазили по берегу босиком, знакомились с рыбаками, фоткались с их рыбой и с их лодками, а когда вернулись, обнаружили, что мои вьетнамки куда-то ушли навсегда.

Честно говоря, я была очень озадачена и огорчена. С одной стороны, это был давний трогательный подарок от дорогого мне человека, который притащил их однажды вместо цветов со словами «чтобы тебе было удобно в твоих путешествиях»,  и они действительно были удобными, а с другой стороны мы сейчас должны выезжать дальше, на улице уже 35 градусов, и ехать в единственном что у меня осталось — в кроссовках – это вообще странно и дико.

 

 

Мы ещё немного ходим по берегу с надеждой, что кто-то скажет «девчонки, это не ваши вьетнамки тут случайно завалялись?», потом завтракаем, и я тащу Лену в деревню, хоть что-то купить мне взамен. К счастью, мы нашли другие вьетнамки (что оказалось не так легко, как думалось), и во мне осталось только лёгкое сожаление за подарком, который уже объехал со мной пару дюжин стран.

Кстати, улов у местных рыбаков довольно скудный. Мы специально наблюдали вытаскивание нескольких сетей, везде мелкая рыбёшка, ну может ещё краб зацепится.

 

 

И сама ловля рыбы для знающего человека совершенно простая процедура, но нас увлекла ни на шутку. Сначала команда рыбаков вытаскивает сети, а вся деревня, отдельными кучками (каждая напротив своих рыбаков) ждёт улов, и потом уже бабы и дети эту всю рыбу разбирают.

 

Машину нашу водитель действительно отремонтировал. В деревне мы ещё накупили кучу манго, и наконец-то выехали дальше, к Цингам.

 

 

Тут в лесах и полях не видно не то что деревень, но даже просто хижин нет никаких, а по обочинам дороги ходит целая куча одиноких мужиков с лопатами. Кого они тут закапывают (а может откапывают) осталось загадкой, но едешь ты такой, едешь, один, два километра, и тут хрясь — идёт себе мужик с лопатой. Просто на ровном месте, в абсолютно безлюдной пустоте. Удивительно, конечно.

 

 

 

Если вам говорят, что до Цинг в сезон дождей нет дороги, — верьте. Потому что, по наивности я  думала, что если дороги есть сейчас, то худо-бедно они есть всегда. Но мы на них посмотрели, —  это не дороги, это глубочайшие многокилометровые рытвины в глине. Там в сезон дождей действительно не проехать ни на чём, от слова вообще. Ну, может быть, на вертолёте.

Дорога не  самая интересная на планете, хоть и очень впечатляющая с этими своими красными и рыжими оттенками.

 

 

Мы немножко страдали, что нет зверья. Это, конечно, не Кения.

 

И вдруг, в один момент, наша Аня кричит на русском:

—              Стойте! Стойте немедленно, там хамелеон!

 

Наш водитель, который не говорит ни по-русски, ни по-английски (обычно мы объясняемся на пальцах и слове «окей»), наверное просто среагировал на интонацию, и немедленно остановился.

Мы, не веря Ане на слово (потому что как можно на ходу в машине в боковое стекло увидеть маленькую тварь, маскирующуюся под листочек дерева?) выскакиваем тоже из машины и бежим к тому кусту, где должен был быть хамелеон. И он там есть.

 

 

Оцените красоту игры – он размером с мою ладошку, вообще маленький, цвета – никакого, весь в листьях и пыли…  Как Аня его заметила? Просто какой-то 80-й уровень энимал-вотчинга.

Мы окружили его и стали рассматривать и фоткать. Он какое-то время потерпел, но потом видимо решил, что надо валить от этой безумной компании, и медленно стал уползать со своей уютной веточки.

И это он правильно сделал, иначе бы весь наш Мадагаскар был посвящен ему одному. Он очень прикольный, и глаза у него смотрят в разные стороны независимо друг от друга.

 

 

Когда дома я рассказывала своему знакомому про эту встречу, говорю:

 

—              Ты понимаешь, он живьём даже интереснее чем в мультике!

—              А ты что, хамелеонов только в мультиках видела?

—              Да, а где бы я могла их ещё видеть?

—              Ну, например, в документальной передаче про животных.

—              Нет, я — только в мультиках. И, ты ж понимаешь, если он круче даже чем в мультике, то он реально крут. Какая там документальная передача…

Смеётся.

 

 

Когда нам на пути встретились первые баобабы, мы конечно, ошалели.

Мы знали, что они у нас есть в планах на обратном пути, со всеми закатами и красотами, а сейчас важно до ночи приехать к Цингам.  Но, тем не менее,  заставили водителя остановиться в деревне, и немного там погуляли.

 

 

Перезнакомились со всеми детьми и взрослыми, они нам очень удивились, ведь турьё обычно приезжает в деревню к вечеру.

 

 

Днём все сидят по хижинам.

Или просто живут своей нормальной жизнью до вечера, купаются в озере, чего-то ремонтируют, пасут животных, дети вот только бездельничали, потому и лазили за нами везде с большим удовольствием.

 

 

Наш водитель очень переживал, что мы можем прощёлкать паромы, и торопился. Но мы смотрели на баобабы и ничего не хотели понимать.

 

 

Я люблю странные деревья, эти — в пятёрке любимых.

Ниагара, Бостон, Нью-Йорк

Дальше начинается смешное и нелепое — Баффало и Ниагара. Когда дома мы продумывали маршрут, я хотела в Баффало переночевать, и даже две ночи (я боялась что будет плохая погода), но Галя меня отговорила каким-то фантастическим образом.

 

 

далее...

Ехать от Вашингтона действительно далеченько — 13,5 часов со всеми пересадками. Наш билет состоял из трёх частей: сначала нас из Вашингтона везли в Нью-Йорк (очень интересное сравнение, после очаровательной Филадельфии, после чистого и просторного Вашингтона, такое чувство, что тебя сбросили куда-то далеко вниз, в не самый худший и особенный круг ада), потом оттуда в Сиракузы, и уже из Сиракуз — в Баффало.

 

То, что это не всем надо — это факт.

Во-первых, сложноватая дорога, во-вторых, в Баффало абсолютно нечего делать, в-третьих, Ниагара — не самый прекрасный водопад на планете. Я не знаю, кому как, но мне кажется, если вы видели Игуасу в Аргентине, то вряд ли для вас будут существовать другие водопады.

 

 

Но, как говорится, охота пуще неволи. Мы решили, что раз уж мы в этих краях, то мы должны его увидеть, ну хотя бы для того, чтобы сложить своё собственное мнение. И те две запланированные ночевки в Баффало ненавязчиво превратились в ни одной.

 

Наш автобус прибывает в Баффало в 6.30 утра, весь день мы собирались уделить Ниагаре и ночным же автобусом (в 11.30 ночи) уехать дальше, в Бостон.

Забегая вперёд, скажу, что 11.30 ночи — это очень поздно, но раньше рейс был только в час дня,  что слишком рано.

Мы приехали утром, когда на улице было ещё темно и снаружи был холод собачий, зябкий и противный, с мокрым снегом и ветром. После +18 в Вашингтоне, всего лишь вчера, совершенно не хотелось верить, что где-то тут всё-таки есть зима.

 

 

На сайте автостанции в Баффало написано, что у них есть камера хранения. Мы думали приехать утром, бросить там чемоданы, пойти гулять на водопад, а вечером их забрать. Но не тут-то было. Камеры хранения были здесь сто лет назад, и сейчас никто, абсолютно никто в пределах автостанции не может нам помочь с этим вопросом.

Ок, решили мы, поедем на Ниагару, там посмотрим, что делать с чемоданами. На станции пока ждали открытия окошка информации, познакомились со всеми бомжами и работягами, выпили отличный кофе и позавтракали, ну и когда смирились с тем, что чемоданы придётся брать с собой, пошли на автобус.

От автостанции Баффало до Ниагары ходит автобус 40А, каждые полчаса. Билет можно купить заранее, 2 дол, можно у водителя, но нужно давать деньги без сдачи.

Ехать минут 40-50.

 

 

Идеальный вариант — выйти из автобуса возле визитор-центра. Там вам дадут всю информацию, расскажут что где как, и в каком направлении нужно идти к водопаду, и главное — эти золотые люди бесплатно разрешают у них оставить чемоданы. Правда только до 16.30, т.к. центр работает до 17.00

Это, конечно, нас сильно ограничило. Потому что, если вы хотите глянуть на водопады в темноте (а я хотела), со всякими подсветками и прочими милостями, сделать это будет затруднительно, потому что тащиться с чемоданами под мокрым снегом к водопадам… я не уверена, делает ли так вообще кто-то.

 

 

Нашли тут черных белок. Я никогда в жизни даже не слышала об их существовании, поэтому очень им удивилась и восхитилась.

Они тоже большие, как слоны. По-видимому, тот кому в Америке жить хорошо – это белки.

 

 

Как примерные дети, мы выгуляли на водопаде всё время до полпятого, нашли тут хард рок кафе (это самое приличное заведение в окрестностях, остальное всё очень грустное или закрыто зимой), и очень прекрасно там пообедали, забрали чемоданы в центре и что делать?- поехали обратно в Баффало.

 

 

Если вы так будете ехать, то нужно иметь в виду, что остановка автобуса обратно — это та же самая остановка возле визитор-центра, на которой вы вышли по приезду.

На автостанции в Баффало мы каким-то волшебным образом очаровываем большую негритянку с длинными и пушистыми приклеенными ресницами на стойке грейхаунда, и она соглашается на несколько часов всё-таки приютить наши чемоданы.

Мы думаем «Нет, нет, нет, мы не слабаки, мы не будем пять часов торчать в тёплом и чистом здании автостанции, где пахнет ванильный кофе и бродят странные и колоритные негры-бомжи. Нет, мы пойдём и найдём что-то  интересное в городе» ну, без чемоданов это вообще показалось изумительной идеей.

 

 

Был вечер 29 декабря, на улице мало того что метёт мерзкая сыпь, так ещё и дует ветер такой силы, что немножко гнутся даже столбы со светофорами, а те что на проводах посреди дороги — они почти крутятся небольшими пропеллерчиками.

Стоит ли упоминать, что закрыты все заведения и на улице нет людей… никого, от слова вообще. Как будто они специально все куда-то попрятались от нас. За всю нашу прогулку мы насчитали их какие-то пару дюжин, за несколько часов. Правда тут есть каток, вот там было немножко людей и ёлка. Но они, наверное, просто не ожидали нашего тут появления и не успели спрятаться.

 

 

Нагулявшись и продрогнув до костей, мы-таки решаем вернуться на нашу тёплую и уютную станцию, к нашим родным негритянским бомжам, и тут уже сидим с кофе до самого отправления автобуса.

Обратно мы ехали через всё те же Сиракузы и Олбани, но наш Бостон был не конечной остановкой этого автобуса, большинство людей валили в Канаду, контингент презабавнейший.

 

 

Напуганные тем, что на нашем пути могут встретиться не только города-взрывы типа Нью-Йорка, не только города-цветы, типа Филадельфии или Вашингтона, но и города-черные дыры, типа Баффало, мы не представляли чего ожидать от Бостона, и просто на всякий случай готовились к худшему.

 

 

Рано утром на следующий день мы прибыли на автостанцию и пошли искать кофе и еду. Сбоку от станции есть целый фудкорт, но есть нам нечего (может быть, правда, потому что это было утро), но зато есть кофе и дикие сквозняки. Ну как нечего есть – всякой дряни полно, но она какая-то некузявая.

 

По счастливому стечению обстоятельств, мы себе тут бронировали тот же самый club quarters что и в Вашингтоне https://www.booking.com/hotel/us/club-quarters-in-boston.ru.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=45a907ae61e9eaa68292fc31a065eb64 . Тепло, чисто, уютно, чайник, кофе, в коридоре можно набрать всё ту же воду, даже бутылочки для этого предусмотрительно выставляют, отличное расположение, несколько минут от автостанции, и к тому же они нас поселили сразу же по приезду. И не пришлось заморачиваться с чемоданами, ценность этого жеста очень чувствуется после двух ночей по автобусам.

 

Мы бросаем чемоданы, вымываемся, переодеваемся и уходим в город. Знакомиться, так сказать.

 

 

С самого начала, у нас была робкая надежда, поехать на кораблике из Бостона смотреть на китов, но на ресепшене нам ребята сказали, что в зимние месяцы никто из моряков туда сейчас не ходит, и мероприятие это практически неосуществимое. Мы расстроились, но не сильно.

У нас ещё был план  погулять по городу, по городскому парку, тут мы себе опять нашли белок.

 

 

И даже белых. Белых белок.

 

 

Я никогда такого раньше не видела, и они меня поразили ничуть не меньше, чем черные белки на Ниагаре.

 

Нашли тех самых уток, про которых написана целая книжка  https://ru.wikipedia.org/wiki/Дорогу_утятам!  (это вообще, с моей точки зрения, один из восхитительных примеров, как из ничего сделать что-то, и оно получит премию и будет ещё и турьё в город привлекать).

 

 

Хотели зайти в Кафедральный Собор, но он был полон молящихся мусульман, мы даже повернули сразу уйти, но местный священнослужитель заманил нас, и рассказал историю о том, что в какие-то дни собор живёт своей нормальной жизнью, а в какие-то дни предоставляет площадку для молитв другим конфессиям. В нашем случае – мусульманам. Я такое поведение собора встречаю впервые в жизни, и это немножко перевернуло моё сознание. И вот тут хотелось бы увидеть хоть одну мечеть, которая пустила бы к себе молиться православных.

 

К полудню мы решили всё-таки ехать к жемчужине Бостона (опять же, с моей точки зрения) – Музею Изящных Искусств http://www.mfa.org 

 

Богатые экспозиции, неожиданно встреченные любимые картины (как минимум, дюжину я их насчитала. Я никогда не задумывалась где они находятся, и эта встреча для меня была как гром среди ясного неба, я ходила и всё время спрашивала у Гали «это правда оригиналы?»)  🙂

 

 

В общем, я не могла поверить, что стою именно перед теми самыми настоящими полотнами, и не хотела от них уходить. Кроме того, музей огромен, и все люди, которые там шарятся, они как-то ненавязчиво распределяются по его территории и тебе кажется, что ты всегда один, ну или как минимум, тебе вообще никто не мешает наслаждаться тем, что даже не верил тут встретить.

 

 

Мы там провели восемь с половиной часов, и некоторые залы успели только мельком глянуть. Вышли мы уже перед закрытием, с шутками и прибаутками, что музей так огромен, что нас легко в нём забыть и закрыть на ночь, и мы бы там спали среди картин, и мумии гонялись бы за нами по большим и пустым залам… . При таких раскладах, в Америке вообще жильё можно не бронировать, жить себе среди каучей, автобусов и музеев 🙂

 

С этим музеем у нас случился только один подвох: мы приехали к нему на метро, купив одноразовый билетик метрокарда, а когда уезжали обратно, надеялись таким же макаром купить одноразовый билетик на метро снова, но не тут-то было.

В окрестностях остановки нет ни одного автомата, который бы продавал эти метрокарды, но продажа – это не всё. Чтобы уехать с этой остановки, вам нужно не просто иметь при себе этот метрокард, но и валидировать его. На остановке стоят два автомата по валидации карт, и ни один из них не работает.

На долю секунды мы даже растерянно задумались, что же делать. Вариантов нет совсем никаких. Когда пришел поезд, мы попросили водителя оплатить проезд у него внутри, но его автомат почему-то не принимал деньги, и нам оставалось либо уходить обратно в ночь Бостона, либо неизвестно что делать.

Водитель посмотрел на эту всю трагедию, махнул нам рукой и сказал, чтобы мы заходили бесплатно. Бесплатно. Мы были очень удивлены.

 

 

Честно говоря, в наших планах на этот день было ещё завеяться куда-то в ночной клуб, потанцевать, и как говорится проводить старый год с шиком, шампанским и весельем. Но мы после музея были такие упаханные (может быть, конечно, ещё сказались две бессонные ночи в автобусах), что нас хватило только на пару бокалов пива и гигантский ужин в соседнем с нашим отелем баре.

Опять же – маленький дополнительный плюсик отелю: прелестный бар просто в соседней двери, со вкусной едой и выпивкой. Как мы уже знаем по опыту, найти приличные и приятные места где можно вкусно поесть в 11 ночи – это квест и непосильная задача во многих городах, и не только Америки.

 

На следующий день мы опять на автобусе возвращались в Нью-Йорк. Возвращались в самый главный город нашего путешествия, и место встречи Нового Года, о котором мы так сильно мечтали.

 

 

Как я уже упоминала, возвращение в Нью-Йорк – это как падение с крыши кафедрального собора в подвал андеграундного ночного клуба.

В первые же секунды после выхода из автостанции на нас обрушиваются все бомжи, сумасшедшие, калеки, попрошайки, продавцы новогодних очков и хлопушек, негры с рекламными постерами, странные девки с призывными взглядами, шум города, вой сирен, непрерывный поток человеческой массы в разные стороны…

 

 

Вся ситуация усугубилась тем, что было около четырёх часов вечера 31 декабря, город готовился встречать Новый Год, половина Манхэттена была перекрыта со всех сторон вокруг Таймс Сквер, и соответственно все люди, которые в нормальных условиях могли бы как-то рассредоточиться в тех улицах, были вынуждены уплотнить из без того концентрированную массу на нескольких больших авеню.

И тут, такие мы – очень миленькие, чистенькие, с чемоданчиками и совершенно охреневшими глазами 🙂

 

 

Если бы я оказалась в этой толпе и мраке где-нить в Киеве, я бы уже испсиховалась вся и изнервничалась, но тут… во мне всё подпрыгивало от дикого восторга, я только успевала время от времени выискивать глазами постоянно оттесняемую от меня Галю, и ошалело ей шептала «Галя, мы — в фильме!» 🙂

Чтобы вы понимали, Галина моя – совершенно не киноман, думаю, я бесила её этим ещё больше, чем всё окружающее нас безобразие.

 

Наш отель https://www.booking.com/hotel/us/doubletree-metropolitan.ru.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=45a907ae61e9eaa68292fc31a065eb64  находился в очень хорошем месте, мы впоследствии могли от него пешком минут за 15-20 дойти и до Таймс Сквер и вообще до любой центральной точки города,  кроме того, прямо под боком у него есть станция метро, и тут же есть небольшой магазинчик, где можно купить всё чего не хватает для счастья (кроме алкоголя), и как вишенка на торте — отличное кафе в соседней двери, где подают и чай, и кофе, и бутеры, и свежую выпечку.

 

 

Отель немножко усталый, но чистенький, качественный, с намёком на былую понтовитость, по пять полотенец на человека, ежедневно всё меняется/убирается, все вежливые и чуток чопорные. Из плохого – в обычных условиях в комнатах нет вайфая (только в спец.номерах и общественных зонах), но, так как мы прибыли в новогоднюю ночь, нам подарили пароль, код, и мы пользовались им всё время без проблем.

Дойти до отеля от автостанции просто и недолго, если у вас не перекрыты улицы, но если перекрыты, но придётся обходить полгорода аж до центрального парка и обратно. Я хочу сказать, что это было фу-как-плохо, но я была в таком радостном и  восторженном ужасе, что просто наслаждалась и кайфовала 🙂

 

 

Мы понимали, что продвигаясь такими темпами, мы придём в отель глубоко вечером, и смотрели по сторонам в поисках каких-то алкогольных магазинов, чтобы купить себе по пути что-то вкусненькое на провожание старого года, и не найдя ничего более достойного, купили себе бутылку сидра (я даже улыбнулась – второй год подряд встречать новый год с безалкогольным сидром становится моей личной традицией, но прошлый год, ладно – то была мусульманская Малайзия, а этот – Нью-Йорк! улыбнулась ещё раз), ну и всяких шоколадок-фруктов-печенек.

В местных магазинах продаётся много протеиновых штук, что непривычно для моих глаз, я предлагала Гале купить протеиновые батончики, но она сказала, что встречать Новый Год с бутылкой сидра и протеиновыми батончиками – это совсем за гранью добра и зла, и мы их не взяли.

 

 

В отеле нас поселили довольно быстро, мы едва придя в себя, побросали всё что нажито непосильным трудом, хлопнули бутылку сидра, таким образом встретив Новый Год по украинскому времени, и отправились куда-то в сторону Таймс Сквер, прощаться окончательно с уходящим годом и ассимилировать в Нью-Йорке второй раз.

 

Улицы, вливающиеся в Таймс Сквер, действительно уже были перекрыты со всех сторон, мы так и не смогли понять с какой целью, вероятно, они пустили туда какое-то критическое количество людей, а остальную массу оставили «снаружи», чтобы они там не передавились все. Ну, это единственное разумное оправдание, которое я могу придумать.

 

Когда-то, очень давно, у меня была мечта встретить Новый Год на Красной Площади. Как все мои мечты, она в конце-концов осуществилась, шокировав меня, напугав, и заставив поклясться – никогда, никогда больше так не делать, и трансформировавшись в мечту встретить Новый Год на Таймс Сквер 🙂

Опыт новогодней Красной Площади позволил мне не тащить Галю сквозь все кордоны полицейских, придумывая методы и способы проникновения, а просто нагулявшись по улицам, глянув со стороны на шар, часов в 11 ночи развернуться и уйти в наш отель, встречать Новый Год в тёплом, красивом баре, с голыми плечами и шампанским, вместо того, чтобы толкаться в плотной массе сумасшедших под шаром на холодной улице.

 

 

У нас, конечно, была идея, заранее себе забронировать местечко в каком-то ресторане на эту ночь, но, во-первых, мы не собирались нигде торчать всю ночь, во-вторых, стоит это не то что неприличных, а прямо скажем совершенно невменяемых денег, а в-третьих, стоять в очереди в ресторан, в котором у тебя даже забронирован столик – это как по мне, нонсенс.

 

 

Поэтому, нагулявшись вдоволь на улицах новогоднего Нью-Йорка, мы вернулись в отель, спустились в бар, и там пили шампанское, знакомились с окружающими людьми, бармен на нас надел какие-то бусики-короны-мишуру, дал в руки дудочки, и мы очень весело посмотрели шар в прямом эфире, на экране висящего тут же телевизора, нас окружали приличные, красиво одетые люди, которые в нужный миг тоже бросались обниматься и поздравляться, а первая песня, услышанная нами в этом новом году, сразу же после шара, была именно она — «Нью-Йорк, Нью-Йорк…» Синатры, и сразу же за ней моя любимейшая — «wonderful life» Армстронга. Я бы удивилась наверное, если бы точно не знала, что нахожусь в самом сердце своей мечты, тут и не могло быть по-другому.

 

 

Мы в эту ночь нахлестались шампанского до такой степени, что когда под утро ехали в свой номер, какая-то пожилая пара не села с нами в лифт, хотя, точно говорю, мы выглядели очень прилично! Просто улыбались наверное им 🙂

Было весело. Было просто отлично.

 

 

Но Нью-Йорк – это не одна новогодняя ночь, у нас ещё было громадьё планов. Поэтому, первого числа мы заставили себя встать с тёплой, мягкой кровати, привести себя в порядок и бодрый дух, напились кофе с какими-то бутерами и маффинами в кофейне по соседству, и пошли навстречу следующей моей мечте.

 

 

Когда впервые в жизни я попала в Париж, почти в полночь, я сразу же пошла к Эйфелевой башне. Ночью. Пешком. Я думала, что банальнее вообще ничего нельзя придумать, но, оказывается, можно. В Нью-Йорке я пошла к статуе Свободы.

Я – очень счастливый человек, потому что у меня есть друзья и попутчики, которые не то что не боятся моих банальностей, но и легко соглашаются участвовать в них. Чтобы вы понимали всю глубину трагедии, забегая вперёд скажу, что шли мы к ней целый день, а можно было просто 15 минут проехать в метро  🙂

 

 

Но, отодвигая шуточки в сторону, нужно сказать, что всё дело было, конечно, не только в статуе Свободы, а в том, что мы хотели гулять.

 

 

Мы хотели гулять по всем этим улицам, по всем этим манхэттенам, пятым авеню, бродвеям и прочим уолл стритам, нам хотелось всё это видеть, везде постоять своими ногами, везде заглянуть своими глазами, и да, на это ушёл практически целый день, невероятно прекрасный день первого января.

 

 

На Юнион Сквер нашли известный метроном с цифрами, которые все ошибочно принимают за размер госдолга США. На самом деле он вот о чём:

http://vgannaa.livejournal.com/134006.html

 

Уже к вечеру мы дошли до Бруклинского моста, куда я, конечно же, потащила Галю. Она упиралась всеми руками и ногами, и в конечном итоге ей удалось вырваться из моих цепких лапок, и остаться меня ждать в самом начале моста, а я, как умная и красивая, потащилась с дичайшей толпой дальше по мосту.

 

 

Это не то что не всем надо, это вообще никому не надо. Если в начале моста толпа – это ещё просто толпа, то ближе к середине она превращается в плотное месиво из людей, которые не движутся, а просто стоят в две стороны, иногда переваливаясь с ноги на ногу. Зачем эти все люди идут на мост? Почему они туда идут? Я искала потом в интернете, никто ничего такого не рассказывает. Что они там видят такого, что это стоит несколько-часового толкания среди себе подобных? Я не смогла разобраться с этой загадкой ни тогда, ни после.

 

 

Осознав куда попала, я развернулась (переступила на сторону стоящих обратно) и мало-помалу всё-таки вернулась к Гале. Я не дошла не то что до середины, я не дошла даже до его первой арки. Это адское движение по мосту не рекомендую никому, и не понимаю, что там происходит. Только невероятная красота, в виде статуи Свободы в подсветке, запрыгивающей на крышу Эмпайер Стейт Билдинг на фоне небоскрёбов и фейерверков могла бы хоть как-то оправдать всех этих людей. И то… сомневаюсь.

 

 

Мы спустились с моста, и пошли вниз к набережной, чтобы глянуть на него же, снизу. Вот это другое дело, вообще никого нет, тихо, спокойно и симпатично.

К набережной, откуда вдалеке можно увидеть статую Свободы, мы пришли в полной темноте, и тут тоже не было никого, вот просто ни души. Только одинокая крыса прыгнула в кусты, напугала мою Галю, и она наотрез отказалась идти дальше. С большим трудом я дотащила её до воды, мы там спокойненько нагулялись, нафотографировались, и хоть статуя отсюда видна очень плохо, но сам факт – мы к ней пришли, я осталась довольна.

 

 

Ещё одним шоком в этот день был для меня бык на Уолл Стрит. Если вы подготовлены, и что-то читали про поведение людей у быка, то вас наверное это так не впечатлит. Но я ничего не знала, ничего не читала, и просто обалдела, когда увидела, что к быку с двух сторон стоит гигантская очередь из сумасшедших, которые с одной стороны пытаются залезть ему на голову и сфотографироваться (те что не залазят – там не так-то и просто это сделать – они просто лезут ему в морду), и которые с другой стороны залазят ему практически в жопу, хватают за яйца и очень счастливо из жопы выглядывают, опять же – фотографируются. Это настолько треш, что я даже со стороны не захотела это действо сфотографировать. И очередь! Господа, там несоизмеримых размеров очередь в две стороны, чтобы сделать эту фоточку. Ступеньки Рокки в Филадельфии и та очередь на фоточку – это верх пуританства по сравнению с этим быком.

 

 

Что ещё меня позабавило в Нью-Йорке — первого января, часов уже с 11 утра мы видели на улицах выброшенные ёлки. И далеко не одну. Первого января! Как я это вижу: люди такие, нарядили ёлку перед новогодней ночью, погуляли, оторвались, а утром, как только проснулись, сразу же пошли ёлку разбирать и немедленно выносить из дому. Т.е. когда я отмечаю нг дома, ещё голая, в одеяле и мандаринах, нежно сплю, ньюйоркцы уже разбирают и выкидывают ёлки…  Только хардкор… Это вам, конечно, не жить с ней до мая…

 

Таким же макаром, через Чайнатаун и Итальянский район мы пошли обратно в центр.

 

Так как мы находились в Нью-Йорке – месте, давшему миру брауни, мы хотели именно здесь его попробовать. Галя моя даже специально отказалась пробовать его в Италии (где, к слову сказать, был один из вкуснейших брауни в моей жизни). Каково же было наше разочарование, когда мы облазили весь Манхэттен и не нашли ни одного места, где подают тот что надо брауни! Мы настолько были уверены, что они тут на каждом углу и в каждом ресторане, что даже заранее не намечали никаких спец.мест.

 

 

В этот день мы хотели совершить ещё одну попытку найти ночной клуб и кутить всю ночь, но прилезли обратно так поздно, что даже рестораны все были закрыты и ужинать пришлось пиццей по ходу к отелю, и уставшие были порядочно, забили на это дело.

 

 

Ещё, в Нью-Йорке мы хотели зайти в Тиффани, и уже с вечера предвкушали, как это будет прекрасно завтра.

Мы проснулись под звуки дождя. Вода потоками стекала по небоскрёбам и терялась в серости улиц, где-то там, внизу. Мы смотрели в окно с нашего 11 этажа на улицы, заполненные зонтиками и мокрыми спинами, и выходить не хотелось вообще.  Но мы взяли себя в руки, пошли купили у китайцев по зонтику, и направились-таки в Тиффани. Что сказать… магазин и магазин… Вот вообще не впечатлил.

 

 

Мало того, что там безумные ценники (я понимаю, марка, история, и всё такое), но там ещё и нет практически никакого выбора. Можно, конечно, выбрать что-то за десяток тыщ долларов, но вся круть и красота этого изделия будет абсолютно не в дизайне или изяществе, а просто в камнях как таковых. В общем, я разочаровалась полностью, и больше в этот магазин меня не тянет 🙂

 

 

 

В Нью-Йорке большие, прекрасные, толстые белки. Вообще, всё наше путешествие было пересыпано встречами с белками, они стали таким себе, небольшим символом той Америки, где мы ездили.

 

 

 

Т.к. мы вчера толком и не увидели статую Свободы, то в этот день мы решили к ней поехать на пароме. Собственно, к ней непосредственно мы ехать не собирались, мы хотели её нормально увидеть со стороны. Для этого есть прекрасная опция бесплатного парома, который курсирует между Манхэттеном и Стэйтен Айлендом.

Ехать очень просто: садимся на метро на зелёную ли желтую ветку и едем до South Ferry или Whitehall, там выходим прямо в терминал этих паромов, буквально несколько шагов, даже зонтик не открывали.

 

 

Паромы ходят часто, места всем предостаточно, хоть очередь сначала и пугает. На пароме все рассортировываются по двум палубам, и людей хоть и много, но всё видно в окно, пусть оно и грязное и снаружи идёт дождь. Мы туда ехали внутри, а обратно решили остаться снаружи.

На удивление, никто никому это не запрещает, и даже не смотря на дождь и ветер, снаружи нам нравится намного больше. Там, правда, немного места, но и желающих было немного.

 

 

Кроме статуи Свободы, мы здесь ещё хотели глянуть на город сверху. И вместо того чтобы лезть на Эмпайер Стейт Билдинг или прочие рокфеллер центры, (чисто по техническим соображениям – шёл дождь, и мы подумали, что лучше заплатим деньги за этот подъём в следующий раз, когда будет хорошая погода), мы решили испробовать бесплатную опцию – бар “54” на крыше отеля Hayatt Times Square.

 

 

Попасть в него очень просто. Заходите в фойе отеля, говорите, что вы в бар и вас либо пропустят, либо выпишут вам пропуск и тоже пропустят. Единственное на что нужно обратить внимание – это то, что бар начинает работать с 16.00, и до этого времени даже лифт на этот этаж не идёт.

Мы не знали этого нюанса, приехали туда раньше, заходим в фойе, проходим к лифтам, нажимаем 54 этаж, лифт не реагирует,  удивляемся. Выходим, снова заходим, снова жмём 54 этаж – не реагирует, ещё раз удивляемся.

Но мы ж не из тех кто сдаётся. Решаем схитрить: жмём 53 этаж, выходим на 53-м, находим пожарную лестницу и по ней поднимаемся до пожарного выхода на 54 этаж.

Дверь закрыта. Мы опять удивляемся (сейчас я представляю, как весело было за нами наблюдать службе охраны), и решаем всё-таки спуститься в фойе и спросить, что-за-нахрен 🙂

Нам там всё разъяснили, попросили подождать на диванчике до открытия бара, а после 16.00 мы благополучно поднялись на 54 этаж на лифте.

Конечно, нужно обладать определённой долей нахальства, чтобы подняться в пустой бар, который только открылся и спросить «а можно мы у вас глянем что там на крыше?», а потом, осмотревшись, сказать «спасибо», и свалить. Не думаю, что это было изящно и интеллигентно, но уж как было, так было. После манипуляций с лифтом, нашей репутации уже нечего было бояться  🙂

 

Не могу сказать, что с этой крыши открывается какой-то необычный или духзахватывающий вид, но в целом миленько, и довольно интересно, и как альтернатива платным подъёмам и как подготовительный шаг к ним – вполне себе.

 

 

Ещё у нас на этот вечер была запланирована одна из главных изюмин этого путешествия – мюзикл на Бродвее. Дома мы долго обсуждали, и выбирали, что мы хотим посмотреть больше: «Призрак оперы» или «Чикаго». Остановились на призраке и остались этим очень счастливы. Билеты тоже покупали заранее на сайте, выбирали хорошие места, и очень-очень лелеяли эту затею (непонятно, как мы с собой не потащили вечерние платья по такому случаю, могли ведь).

 

В час Х мы пошли на Бродвей, красивые, всё-таки в платьях, с билетами в руках и трепетом в сердце. Мы там появились минут за 30 до начала, и увидели, что практически от Таймс Сквер и куда-то вглубь Бродвея тянется длинная и страшная очередина. Мысли, что эта очередь стоит в НАШ театр, у нас даже и близко не было. Только когда мы стали к нему подходить ближе и ближе, в нас стали закрадываться сомнения и удивление… Единственное как мы себе это всё объяснили – это очередь тех, у кого нет билетов и кто хочет попасть на призрака сверх лимита 🙂

 

 

В реальности же – это была очередь тех, кто стоял с билетами. На входе довольно оперативненько проверяли сумочки и очень цивилизованно всех пропускали. Просто потому что мы уже пришли ко входу (не веря до последнего момента что это — НАША очередь), мы уже не стали возвращаться, и идти, как приличные люди, становиться в хвост, а просто прошли сразу. Не могу объяснить, почему такая очередь образовалась, но если бы мы её стояли, то вовремя на спектакль не попали бы – это факт.

Ещё из странного – в гардеробе за хранение верхней одежды берут мзду в 2 доллара, из-за этого вся публика сидит в шубах, пальто и прочих мехах, т.е. можно было смело идти в пижаме, а не в красивых платьях, как мы 🙂

Зал полон, от слова абсолютно. Это был первый живой мюзикл, который я видела в своей жизни, и я очень счастлива, что увидела его именно тут. Это надо, очень надо. Всем. Как минимум, это очень атмосферно, и конечно, само осознание, что ты смотришь этот мюзикл на Бродвее, непосредственно в Нью-Йорке – делает своё дело, эмоции переполняют, хочется целовать стены 🙂

 

 

Завтра мы разлетались по нашим странам, по нашим домам. А мы так и не попробовали брауни в Нью-Йорке.

Мюзикл закончился где-то около 11 ночи, само собой, практически все нормальные рестораны уже ничего не подавали, а то и вовсе были закрыты. И тут – нам на пути встречается хард рок кафе на Таймс Сквер, мы заваливаем в него, спрашиваем про брауни, «да – говорят нам, — есть у нас».

Очень радостные, мы остаёмся там. Нам приносят две порции гигантского десерта, наполовину состоящего из брауни-подобного бисквита, наполовину из мороженого, а наполовину из безумного количества химических сливок, всё это посыпано шоколадом и прочими орешками, жирное, огромное, засунутое в необъятных размеров бокал. В очередной раз мы понимаем, что с брауни у нас в Нью-Йорке всё-таки не сложилось. В следующую поездку специально наметим пару заведений, где же его всё-таки подают.

Заранее спасибо всем, кто может что-то порекомендовать.

 

 

Каждый день мы ходили мимо Собора св. Патрика, и каждый день говорили себе, что нужно обязательно в него зайти. Но там столько всего, в этом Нью-Йорке, то в собор мы забрались только аж в последний день.

 

 

Он очень красивый, большой и впечатляющий. Но идти туда лучше всего с самого утра, чуть ли ни к открытию, потому что потом налазит столько людей, что не протолкнуться.

 

 

Улетала я не из JFK , а из La Guardia. Этот факт мы обнаружили совершенно случайно, когда я пыталась зачекиниться заранее, всё моя невнимательность.

 

Когда ты более-менее разобрался с ньюйоркским метро и более-менее привык к нему, и оно тебе уже кажется почти родным, новость о том, что теперь тебе надо подружиться ещё и с местными автобусами немножко пугает.

Но страшного ничего нет, от слова совсем. Добираться в Ла Гардию очень просто:  садитесь на любую ветку метро, которая идёт до станции Roosevelt Av. (в моём случае это были ветки E, F, M, R), там выходите в сторону 74 str., на выходе из метро переходите дорогу на другую сторону, и вуаля – там стоят автобусы до аэропорта. В моём случае подходил Q70 (они там отличаются, потому что некоторые не едут во все терминалы, например Q70 едет в терминал В, С, D, но не едет в терминал А). Вот тут можно глянуть расписания и рейсы и другую инфу: http://laguardiaairport.com/getting-to-from/

 

 

Ехать нужно немножко заранее, потому что очень много местных рейсов, большие очереди.

 

В итоге, мой чемодан потеряли при пересадках в Париже, домой из Америки в наши -10 я прилетела с зонтиком и фотиком, как настоящая мажорка.  Через неделю KLM мне прислали его домой, целый и невредимый.

 

 

Поездка наша, как предвкушалась, так и получилась – грандиозной. Мы привезли 500+ фоточек-сэлфи, и хорошо если сотку-другую случайных кадров на камере 🙂 Нам было очень весело в Америке, хорошо, восторженно, приключенчески, и всё-всё нужно переделать и проехать заново ещё раз. Ну, кроме Баффало и Ниагары пожалуй 🙂

Нью-Йорк, Филадельфия, Вашингтон

Сказать, что мы мечтали о Нью-Йорке, — это вообще соврать. Мы об этом даже не помышляли. Не знаю, почему, но этот город казался чем-то настолько невероятным, всё равно что полететь на Луну.

Но перед прошлой новогодней ночью я загадала желание: получить американскую визу на 10 лет, и как-то нежданно-негаданно, совершенно спонтанно, я подала доки в посольство и действительно её получила. И вот тут я поняла, что следующий Новый Год нужно встречать именно в Нью-Йорке. Я подговариваю мою подружку Галю, она тоже подаёт доки и получает визу, и мы начинаем планировать наше путешествие.

 

 

далее...

По волшебности звучания Нью-Йорк мне похож на Париж. Это необъяснимо, я была в разных городах и странах интереснее, загадочнее, красивее, дальше, труднее, легче,  любимее, восхитительнее, но вот почему-то именно эти два города мне звучат даже круче чем Луна и Марс.

 

Может это просто влияние всех просмотренных фильмов, любимых полотен, прочитанных книг, случившихся историй, ведь основная их масса зашла в мою жизнь именно из этих городов, но ничего с этим не могу поделать – это именно так.

 

 

Мы решили не сидеть только в Нью-Йорке, а чуток прокатиться по восточной части Америки, маршрут нарисовался такой: Нью-Йорк — Филадельфия — Вашингтон — Ниагарский водопад — Бостон – Нью-Йорк. Так, по-моему, ездит большинство попадающих сюда людей.

 

 

Америка – дорогущая страна, и чтобы как-то сэкономить и добавить изюминок в нашу поездку, мы решили попробовать себя в качестве каучсёрферов.

 

Но, наверное, всё надо по порядку.

 

 

Я летела из Киева, Галя – из Москвы. Галя прилетала раньше меня, и мы договорились, что она меня словит уже на выходе из метро на Манхэттене. Все нас предварительно пугали сложными и запутанными развязками и поездами метро, вот этого момента я действительно опасалась.

В действительности же, всё довольно просто. На всякий случай сайт  http://www.panynj.gov/airports/jfk-airport-connections.html

По указателям и стрелкам в аэропорту  нужно перейти до станции эйртрэйна, сесть в поезд в направлении станции Джамайка и ехать до конца. На Джамайке выходим, идём до метро, перед турникетами в автомате покупаем карту за 8 дол. Проходим через турникет, и на метро едем по линии Е до Сourt sq. Там пересаживаемся на линию 7 и чудесно доезжаем до Central Station, в паре кварталов от которой и находился наш отель.

 

 

Для нормального человека вообще нет никаких проблем. Ну я как я, всё-таки умудрилась сесть на 7 линии не в ту сторону и уехала в Квинсборо, но, отслеживая движение поезда по карте в вагоне, вовремя одумалась, вышла, и, предварительно уточнив правильное направление у местных бомжей на станции (они ошалели от этого, и, пока я ждала обратный поезд, долго колебались – подходить ли ко мне просить денег), вернулась куда надо.

 

 

Нью-Йорк меня встретил ночью, жуткой вонью от горящих хот-догов под дверью вокзала, и радостной Галей. Кстати сказать, этот мерзкий запах горящего масла (или что у них там горит в этих хот-догах, точно будет одной из «напоминалок» о городе, потому что они везде, они всегда и везде, и прятаться от них бесполезно 🙂

 

Первую ночь мы решили жить в отеле, забронировали себе заранее  pod 39 http://www.booking.com/hotel/us/the-pod-39th-street.ru.html?aid=898224&checkin=2016-12-24&checkout=2016-12-25&group_adults=1&app_hotel_id=522337&label=share&from_sn=ios   он чистенький и хороший, но экстремально маленькие комнаты, и ещё практически полное отсутствие приватности: душевая комната отделена от спальной комнаты только стеклянной наполовину тонированной перегородкой.

Нам, в общем-то, ничего, но если ехать с чужим человеком, то не айс.

 

 

Нью-Йорк пробивает сердце сразу же, как только вы бросили чемодан в номере и вышли на Бродвей.

 

Это странный город, не самый чистый, абсолютно не самый зелёный и дружелюбный, но один из самых невероятных. Я ожидала здесь увидеть сплошных стивов джобсов и ричардов гиров, сплошные широкие американские улыбки и клиент-всегда-прав, но этого всего тут нет.

 

Странная, как для меня, система обнародования цен на товары, когда в ценнике пишется цена без налога, а ты сам там ещё должен чего-то высчитывать, жесткая необходимость сверху везде насчитывать чаевые, а не оставлять их по желанию и качеству обслуживания, само обслуживание в магазинах и едальнях быстрое, машинальное, я бы даже сказала нетерпеливо желающее от тебя побыстрее отделаться, у меня в городе в магазинах и ресторанах мне улыбаются в сто раз чаще. У меня в городе – это Днепр, это даже не Европа. И тем не менее.

 

Но Нью-Йорк удивительный.

 

 

Я в сумме ехала и летела к нему сутки, разница в семь часов, усталость стирает немного реальность, но мы ещё несколько часов гуляем по центру, и говорим друг другу «мы в Нью-Йорке!» и зажмуриваемся от счастья 🙂

 

Спим несколько часов, и на следующее утро уматываем на автобусе в Филадельфию. Билеты на все автобусы мы покупали заранее на сайте грейхаунда https://www.greyhound.com

 

Здесь нас ждёт мой первый в жизни опыт с каучсерфингом. Парня, который согласился нас приютить, звали Энрике, мы с ним предварительно списались, обо всём договорились, он предложил заехать и забрать нас с автостанции, и это было отлично.

 

 

Он приехал, мы побросали чемоданы в его машину, познакомились.

— Мы тут хотим досты посмотреть в городе, может с нами?

— Так я вас могу по ним провезти на машине.

— Ну.. спасибо, но нет. Мы хотим походить пешком. Идём с нами.

— Идём.

И он целый день пролазил с нами по Филадельфии, изучая то, что не видел раньше из окна машины. Честно говоря, он не совсем ожидал от нас, что мы такие кони, и упашем его в хламину, и когда уже сели в машину, чтобы ехать к нему домой, все валились с ног.

 

 

К сожалению, это был день непосредственно Рождества и всё, абсолютно всё, вплоть до старбаксов, было закрыто. Мы пили кофе в Севен Элевен, чего-то  ели в Ваве, бродили по улицам, искали мне то самое место о котором я тут мечтала, между делом нашли тот самый мемориал, который мне так нравится…

 

 

и детальки:

 

 

Энрике нас повёл на Rocky Stairs. Я, по незнанию, подумала, что это что-то типа каменистых ступенек таких, а оказалось, что это же то самое место, где тренировался Рокки! (пришлось дома фильм пересматривать 🙂 ) и даже небольшая скульптура там установлена, к которой, кстати, стоит немалая очередь людей, чтобы возле неё сфотографироваться. Вообще, очереди на фотографию с тем или иным объектом нам здесь встретятся ещё не раз, и каждый раз я буду этому изумляться.

 

 

В моей жизни появился человек, который на мои умоляния:

— А давайте совсем немножечко, буквально пару шагов, сбегаем на мост?

твёрдо отвечает:

— Не верь ей, Энрике, она сейчас потащится на другую сторону, в Нью Джерси. Я лучше тут её подожду.

И Энрике, чувствуя что-то неладное, смиренно не идёт со мной.

Я вроде не собиралась на мосту далеко идти, но это очень страшный человек, который столько про тебя знает 🙂

 

 

Сложно сказать почему (я никогда не была в Англии), но всё здесь мне навевало какой-то британский стиль и уклад. С одной стороны очень понравилось, с другой — вообще не создало почти никакого ощущения, что мы находимся в Америке, разве что флаги повсюду.

 

 

Филадельфия оставила очень хорошее впечатление чистенького и приятного города, в котором мы не смогли попасть ни в один музей из желанных, но мы точно решили в него ещё раз вернуться. Я бы оставила на этот город дня три-четыре.

 

 

Вечером, перед тем как ехать домой, мы предлагаем Энрике куда-то заскочить и купить вина или пива. Он нам рассказывает о том, что здесь алкоголь продаётся в спец.магазинах, и конечно же не поздно вечером в Рождество. И действительно, все магазины Пенсильвании закрыты.

— А погнали смотаемся в Нью Джерси? – говорит он нам, — Я там знаю один магазинчик, он может быть открыт.

От чего ж не погнали? Конечно, погнали.

Тот магазин был тоже закрыт, и нам пришлось ехать домой без ничего. Каково же было наше удивление, когда оказалось, что прямо в дюжине метров от дома Энрике есть алкогольный магазин, и он открыт. Мы накупили пива и наконец-то пошли домой.

 

 

Живёт он в своём доме, нам выделил второй этаж, мы переоделись, накупались и ещё полночи разговаривали разговоры о жизни, о странах, о культурах, мире, войне, музыке,  любви и отношениях.

 

В целом, если вы общительный человек, или можете такого из себя временно сделать, то каучсёрфинг — это интересно. Плюсы очевидны, из минусов — некоторое ограничение вашей личной свободы передвижений и действий, но мы подумали, что это несущественно.

 

 

Тем более, что утром Энрике вызвался нас отвезти на автостанцию на машине, чтобы мы не шатались в метро. Это, конечно, был отличный бонус. Прощались с ним сердечно (надо сказать, общаемся до сих пор), и искренне приглашали приезжать к нам в Нью-Йорк отмечать нг ночь.

 

Вообще, когда ты говоришь «приезжай ко мне в Нью-Йорк», вместо «приезжай ко мне в Днепр» — от этого даже голова кружится 🙂

 

 

Этим утром мы уезжали дальше, в Вашингтон. На этот город мы себе отложили две ночи и почти три дня. При этом, жить эти две ночи мы снова собирались у хоста.

После Энрике, всё нам рисовалось довольно радужно и весело. Нашим хостом на этот раз был некий Тарик, сам он из Индии, но по работе два месяца живёт в Америке, компания ему снимает квартиру, и чтобы не скучать, он к себе приглашает путешественников. Его квартира находится не в Вашингтоне, а в Тайсоне, но на тот момент мы вообще не видели в этом проблемы, подумаешь, час добираться на метро, не такое уж и расстояние.

В реальности же всё оказалось чуток сложнее. Во-первых, т.к. мы приехали в Вашингтон утром, нам было жалко тратить 4 часа жизни на поездку два раза к нему домой и обратно. Чтобы погулять в Вашингтоне, мы решили бросить наши вещи в камере хранения, и вечером их забрать, и уже только потом ехать в Тайсон.

Камера хранения на автостанции в Вашингтоне стоит 11 дол в час за одно место, либо 30 дол в день. Плюс транспорт в Тайсон 7,20 дол туда и обратно, экономия получалась сомнительная, особенно учитывая, что в третий день мы тоже не собирались мотаться туда-сюда, теряя драгоценное время, и хотели сразу утром уехать с чемоданами, т.е. опять же, оставить их в камере хранения.

Во-вторых, и это оказалось практически решающим, — несвобода перемещений и зависимость от другого человека, это нам было невыносимо, особенно учитывая, что это всё ещё и нецелесообразно: наш отель стоил 50 дол с носа за ночь, находился в центре и там можно было бесплатно оставить чемоданы на ресепшене хоть до ночи.

Но в день нашего прибытия в Вашингтон мы этого всего не знали, не продумали, не просчитали. Сдали чемоданы в камеру, пошли гулять и осматриваться.

 

Вашингтон — город замечательный, много широких улиц и проспектов, больших и просторных площадей и помпезных зданий, красиво и всё время мне чем-то смахивал на Париж.

Он нам так понравился, что мы аж пищали.

 

Сразу нас в себя влюбил Капитолий. Как только мы приехали на автостанцию, вышли из неё, я сразу же заставила Галю фотографироваться с ним, торчащим где-то очень далеко, а потом и вовсе уговорила всё-таки тащиться прямо к нему.

 

 

Мы на завтра заранее записались на экскурсию по Капитолию через интернет, так что завтра решили идти его смотреть изнутри, а сегодня — снаружи. Вокруг здания относительно немного людей, много пространства, с обратной стороны есть ёлка и озеро. В общем, мы от восторга разве что на пол не падали, и еле-еле оттуда ушли.

 

 

Дальше мы просто гуляли, замечали себе, какие музеи хотим увидеть и куда вообще забраться.

Нашли уютную локацию в самом центре города, хотели сожрать вкуснейшего лосося, но он оказался вообще невкусным, ну т.е. совсем. Это был наш первый миг, когда мы почувствовали тут что-то похожее на разочарование, лосось этот… а дальше — больше.

Время хранения наших чемоданов как раз стало заканчиваться, мы слишком долго гуляли много ели, дурачились, и на автостанцию нам пришлось не то что бежать, а просто лететь и немножко подпрыгивать.

Ну, а когда уже забрали чемоданы, гулять с ними по ночному городу было совсем уж странно, мы решили ехать в Тайсон, искать нашего хоста. Мы заранее договорились, что встретимся на его станции метро и он нас поведёт к себе. Но так как он тоже ехал на автобусе из Нью-Йорка, и его автобус опоздал почти на час,  то мы гуляли на этой станции вдвоём, как несчастные топольки на плющихе, среди жутких сквозняков.

И тут он приехал. Вот, с одной стороны, честно, хороший парень, всё нормально, но мне как подумалось с самого начала, что он похож на персонажа золотой антилопы из мультика, так и не смогла я отвязаться от этой ассоциации до конца нашего знакомства.

 

 

Итак, он приехал, познакомились, пошли к нему домой. Тайсон — интересное место жизни. В большинстве своём — это высоченные многоэтажки, транспортные развязки и ничего тёплого и человеческого он не напоминает. Но если немножко пройти по улицам, то тут можно найти множество жилых районов, очень миленьких и уютных. Хотя в целом, ощущения бурлящей жизни, даже просто каких-то её проявлений, не возникло.

 

У нас по поводу нашего хоста были особенные планы. Конечно же, не в этот первый вечер знакомства, а на следующий. Он в своём профайле несколько раз написал, что любит готовить, и ему нравится узнавать и знакомиться с чужими кухнями. Я наступила себе на хвост и согласилась один вечер посвятить приготовлению чего-то лёгкого и нашего. Это были блины. Мы с собой даже сгущенку притащили.  Но он вообще, т.е. абсолютно не проявил никакого интереса ни к чему, ну и не сложилось.

 

Вот что-то у нас не заладилось, то ли индус нам не понравился, то ли ещё какие нюансы, но мы твёрдо решили, что нет, на вторую ночь тут мы оставаться не будем, наша свобода и хорошее ощущение стоят гораздо больше, чем сэкономленные 20 баксов.

По большому счёту, мы провели очень хороший и спокойный вечер, немного поговорили с Тариком, но вот не создал он никакого тёплого ощущения, мы как девочки, мягко и потихонечку свернули всю беседу и пошли спать.

Нам выделили отдельную комнату, чистую, тёплую, с отдельным туалетом-ванной. Вот, честно, всё было очень хорошо. Но, как говорится, зачем мучиться и страдать, если можно не мучиться и не страдать.

 

Мы полночи проводим в интернете, находим себе на буккинге отельчик прямо под Белым Домом в Вашингтоне club quaters https://www.booking.com/hotel/us/clubquarterswashingtondc.ru.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=45a907ae61e9eaa68292fc31a065eb64 , бронируем его на следующую ночь, и засыпаем немножко более умиротворённые, зная, что завтра мы будем жить как нормальные люди, свободно и хорошо.

 

Мне кажется, тут была проблема не в каучсерфинге, не в хосте, не в нас, не в Вашингтоне и Тайсоне, а в полной нецелесообразности этого хостинга в этой ситуации. Из-за этого мы теряли много времени, не экономили денег, получали человека с которым не знаем о чем говорить, и обязательства в любом случае быть хорошими и вежливыми.

 

Утром собираем чемоданы и уезжаем в Вашингтон, на прощание делаем пару сэлфи с нашим хостом, благодарим, прощаемся, он говорит, что мы такие миленькие… как барби… Мне хочется переспросить, точно мы вдвоём как барби?? Даже не так.. Я тоже как барби??? Но я стараюсь быть скромной и молчу, хотя сама внутри дико ржу.

 

И только вернувшись в Вашингтон и бросив чемоданы на ресепшене (ранее заселение у них стоит 57 долларов, жесть какая), мы свободно вздыхаем и убегаем снова в город.

 

 

Этот отель — просто верх умильности и радости. Во-первых, он находится прямо над станцией метро. Кроме шуток, выходишь из метро и заходишь в отель. Во-вторых, он находится прямо за Белым Домом, буквально пройти немного мимо здания Эйзенхауэра (великолепное, надо сказать) и —  Белый Дом.

 

 

И в-третьих, маленькое, но приятное: у этого отеля есть интересная фишечка: в коридоре на каждом этаже есть точка, где можно набрать питьевой воды в выставленные здесь же бутылочки. Ну, про чувство чистоты и свободы я уже наверное не буду упоминать.

 

На сегодня мы были записаны на экскурсию в Капитолии. Если у вас есть время и вы будете здесь, обязательно сходите.

Очень красиво, много всяких патриотичных штук, которые оказывают влияние даже на иностранцев, я представляю как это действует на местных.  Нам понравилось очень, очень сильно.

 

 

Ещё тут красивые потолки. Невероятная роспись, которая вполне похожа на скульптурную композицию по всей длине под куполом.

 

 

Обязательно сходите в библиотеку. Во-первых, это красиво.

 

 

Во-вторых, действительно интересно посмотреть как это всё устроено изнутри, как работают конгрессмены, как это всё сделано по-настоящему.

 

 

Старинные и значимые книги все спрятаны за стеклом, но всё равно как-то проникаешься этим всем. Как бы там ни было, тут действительно очень интересно.

 

 

И в Капитолии тоже есть меленькая фишечка. Мы заглянули в местный ресторан внизу, ожидая там встретить пафос и дороговизну, а обнаружили кучу реально вкусной еды и совершенно бесподобные чизкейки, лучшие, которые мы на сегодняшний день пробовали в Америке. Плюс цена. Учитывая, что на улице вы сможете купить жуткий хот-дог за 11 дол, тут на 16 дол вы возьмёте первое, второе и чизкейк 🙂

Вы наверное будете смеяться, но на следующий день мы специально пошли в Капитолий обедать 🙂

Галя в какой-то телепередаче о путешествиях видела, что здесь есть бар с самыми вкусными бургерами в городе, и там их ели даже Мишель и Барак Обамы. Теперь у них в меню есть бургер «Обама» и бургер «Мишель». Вечером мы двинули в Джоржтаун, искать этот бар. Это вообще на другом конце планеты от Капитолия.

Мы конечно кони, мы конечно любим ходить пешком, но наверное туда проще на чём-то подъехать.

Я равнодушна ко всем общепитовским котлетам и не ем их даже в маке, так что я не пробовала эти бургеры, а вот Гале очень понравились. К тому же они большие, одним точно можно наесться.

 

Здесь много прекрасных музеев, большинство из них открываются к десяти, и к открытию уже собираются длинные очереди, из хорошего — они быстро проходят. Мы разрывались, придумывая, как в рамках наших нескольких дней уместить максимум музеев и всяческих достов, — это невозможно.

Выбрали себе музей естественной истории со всякими экспозициями драгоценных камней, динозавров и великолепных фотографий, и проторчали там полдня.

 

 

С одной стороны, всего один музей — оч.мало, но с другой- мы уже твёрдо поняли, что Вашингтон — наш город, и мы сюда обязательно приедем, может быть и не одну сотню раз, всё посмотреть успеем.

 

 

Поэтому мы расслабились, и ходили с большим удовольствием смотрели как из кристаллов добывают драгоценности, или как сделаны кости птеродактиля.

 

 

Обедать мы специально ходили в Капитолий. По большому счету, чтобы туда зайти не нужно никакой записи или чего там, просто стоите небольшую очередь, которая довольно быстро движется, и заходите, и там гуляете где вам вздумается.

 

 

Но вот если вы хотите экскурсию по Капитолию, с фильмами, рассказами и прочими библиотеками, то нужно на сайте Капитолия забронировать себе время https://www.visitthecapitol.gov

Если я не ошибаюсь, там всё работает до четырёх.

Иордания

 

День Клары и Розы надвигался неумолимо, хотелось в тепло, хотелось где-то поперемещаться, посмотреть красоты. В Иордании я уже была, но сто лет назад. Решила повторить.

 

Маршрут выбрался такой: Амман – Мадаба — гора Небо — Вади Аль Муджиб — Карак — Петра-Вади Рам –Акаба-Мертвое Море – Амман – Джераш – Аджлун

 

далее...

В принципе, всё стандартно: выбрала себе то что хотела посмотреть, начала прикидывать жильё и транспорт, и выяснила, что взять экскурсионный тур – это и дешевле, и менее хлопотно. Уговорила знакомую Лену полететь со мной, отдалась полностью в руки старых друзей-турагентов, и надеялась непонятно на что.

 

 

Я до этого момента своей жизни не знала и понятия не имела, что из себя представляет экскурсионный тур, и как он осуществляется. Представляла себе большие автобусы, набитые турьём, ходить строем, купаться по свистку… Всё оказалось неожиданно не так.

 

 

В Амман мы прилетели благополучно, вышли из самолёта, и дальше, как впервые на выезде, вообще не понимаем ни что нам делать, ни куда идти, ни кто должен прийти и забрать нас отсюда и куда.

 

К счастью, ещё даже до таможенного контроля нас словил арабский дядя, вручил нам документы, подготовленные для бесплатной визы и всякую информацию, и прям рукой показал куда идти.

 

 

Получили визы, забрали багаж, встретили девушку-распределителя туристов, она рассортировала всех приехавших на море по отелям, и остались только мы вдвоём. Наш водитель опаздывал, но когда он появился, я даже улыбнулась и не поверила нашему счастью — одна легковая машина на нас двоих и водителя-гида.

Прелестный, чистенький дядька похож на дэнди или сердцеедского итальянца, с табличкой «вип-сопровождение» (каждый день он аккуратненько перекалывал эту табличку на новую рубашку).

Я не верила в такую дикую удачу до последнего момента, и всё ждала, что вот-вот к нашей славной компании из двоих человек и водителя присоединят ещё какие-то толпы турья.

 

 

Но нет. Счастье осталось счастьем. Мы ездили весь отпуск на его машине только вдвоём, он открывал перед нами дверцы машины, рассказывал очень много на прекрасном английском, пытался всеми силами быть забавным и услужливым, что получалось у него великолепно.

 

 

В Аммане мы всё время жили в отеле Star Plaza, который находился где-то на окраине города, вокруг ничего нет вообще, только жилые дома, какие-то стройки, больницы и мечеть. Мы в нем должны были остановиться ещё на две ночи перед отлётом домой.

 

В целом отель нормальный, если бы я не знала о его 4-х звёздности, то сказала бы на хорошую тройку. В Иордании вообще всё не самым радужным образом обстоит с соответствием заявленного качества и реальности. Но то такое,  по большому счету мелочи.

 

 

На ресепшене водитель просит сотрудников дать нам карточку отеля,  чтобы мы, если что, не пропали, и просит девочку что-то написать на ней на арабском

— Что это? Тут написано продать нас в рабство и побыстрее?

— Нет, это для таксиста, написано «отвезите меня в этот отель».

Достаёт из пачки сигарету — хочешь? — и подкуривает её. Внутри отеля, прямо у стойки.

 

У меня возникло лёгкое диссонансное чувство, что мы попали в какое-то кино из 90-х, когда ещё так можно было делать. Всё-таки меняющиеся правила приличия накладывают на нас отпечаток, я просто не могла поверить, что я это действительно вижу. Очень ждала, что он сейчас на стойку бросит и ствол, но обошлось.

 

— Разве можно тут курить? – я просто не выдерживаю.

— Да, конечно! Вы, девочки, в Иордании! Тут всё можно. У нас даже хирург делает операцию с сигаретой в зубах.

 

Меня это всё оч.впечатлило, а Лена сказала, что я — наивнейшее существо на этой планете, и меня обмануть — даже стараться особенно не надо.

Стыдно в этом признаваться, но это правда. Мы потом, вечером, переспросили, действительно ли у них прям везде курить можно, нам  сказали, что у них есть специальная курительная комната, там только можно курить.

 

Это так, пару слов к портрету гида 🙂

 

 

Устроились, пошли глянуть окрестности – вообще ничего интересного. Нашли пару магазинчиков, купили воды на завтра, облазили всё в зоне досягаемости, и, не найдя ничего особенного, благополучно вернулись в отель.

 

Водитель нам рассказывает о том, как тут любят украинское бабьё, потому что они вкусно готовят и красавицы.  Прям все местные бросают своих жён и бегут к украинкам. Я понимаю, что меня тут не украдут никогда. Но ему не признаюсь.

— Вот ты замужем?

— Разведена.

Почему-то удивляется.

 

Рассказывает какое тут готовят фантастическое мясо, спрашивает

— Ты любишь мясо?

— Нет.

Чувствую, как ему сразу становится понятно, почему я разведена.

 

 

Встречаемся с водителем на следующий день в 10 утра.

Нам не нравится такой поздний выезд, но он нам говорит, что всё продумано.

С самого начала он нас немного покатал по Амману, показал дома, посольства, дороги, мосты, говорит, что здесь нет одного какого-то центра, что у каждого района здесь свой центр. И, как оказалось, жили мы совсем не на такой уж и окраине.

 

Потом поехали в Мадабу. Все везде его называют городом мозаик. По-моему, там одна самая главная достопримечательность — это церковь с теми самыми, хорошо сохранившимися мозаиками.

 

 

И вот тут стало понятно, почему мы так поздно выехали. Рано утром церковь ещё закрыта, потом идёт служба и туда никого не пускают, а потом, аж в 11 часов, они открывают двери для турья.

 

 

Мы зашли в неё самыми первыми, билет стоит 2 динара, пусто, насыщенный запах воска и ладана, косые солнечные лучи падают на иконы и полы, мозаики даже как-то потерялись на фоне всей этой чудесной атмосферы.

 

Но нам понравилось, даже не взирая на нашу антирелигиозность.

После церкви у нас по плану была гора Небо, где, по легенде, окончил свою жизнь Моисей.

 

Нам гид много рассказывал и про чудеса и про всякие штуки, которые совершал Моисей, и про его волшебный посох, скульптура которого тут стоит перед входом в храм, где множество мозаик, разной степени сохранности и красоты.

 

 

В целом, понравилось.

 

На выходе наш гид говорит очень секретно:

— Если хотите, я вас отвезу с этой горы Небо, в город Небо, там тоже есть мозаики. И вы вообще знали? — Сама церковь, к которой приходят все посетители горы Небо, это не древняя церковь, а новодел. Настоящая церковь стоит в том самом городе.

Едем туда.

 

 

Он вызывает какого-то дядьку из кустов, дядька открывает нам дом, рассказывает историю о том, как в этом доме жили его предки, и как под очагом и по всему полу однажды случайно обнаружили ценные мозаики.

 

 

И что самое интересное, и непонятное для меня — одна из этих мозаик вообще-то нарисована на входном билетике в церковь-новодел, но там вы её не найдёте. Неужели турьё действительно не возят в этот город Небо и не показывают им эту самую мозаику?!

 

 

Ещё показал нам остатки той самой древней церкви.

 

 

Мы какое-то время там тусили, фоткали цветочки, а когда нужно было уезжать, прям вот почувствовали, что тому мужику нужно оставить чаевые. Решили спросить у нашего гида, сколько тут это вообще принято.

Он говорит:

— Сколько вы ему собираетесь дать? Если 1 динар, то лучше вообще не нужно, потому что обидится, 1 динар вы даёте носильщикам, которые носят ваш багаж, за какие-то мелкие и незначительные услуги, два — это уже чаевые тем, кто вам в чем то помогает, но если вы хотите действительно быть щедрыми, то вот в таких случаях нужно оставить 3-4 динара.

 

Но дядька вообще не работает, нам ничего такого не сделал, мы просто хотели быть вежливыми. Всё-таки собираемся дать ему два динара.

 

Гид вручает мне ещё один динар, свой, и отправляет меня отдавать чаевые. Как маленькую. Но брыкаться неудобно, отдаю деньги мужику из кустов, и наш гид потом даёт ему ещё и пару апельсинов.

 

Мы так и не поняли, в чём был секрет для нашего гида, и какой резон нас сюда везти, но место занятное, если у вас будет время, заедьте.

 

 

Заезжаем в Вади Аль Муджиб, чтобы мы на этот каньон посмотрели сверху, но мы-то хотели в нем полазить!!

Он кажется озадаченным, и говорит, что Вади Аль Муджиб настоящая — это как раз то, куда он нас привёз. Мы чуть-чуть расстраиваемся, что не получилось полазить по каньону, но не очень сильно, потому что даже просто виды сверху красивейшие, ну и в конце пути гид нас обещает завезти всё-таки в сам каньон.

 

 

Дальше едем к замку Аль Карак.

 

 

Там водитель остаётся на стоянке с машиной, а мы идём исследовать замок. По большому счёту, я совершенно равнодушна ко всем развалинам, ну почти ко всем. А вот здесь понравилось, я бы обязательно его включила программу.

 

 

Излазив там всё вдоль и поперёк, в конце мы таки умудрились заблудиться и, стоя прямо перед выходом, не найти этот выход, а пойти вместо этого обратно в замок.

 

 

К нашему счастью, тут ещё бродила экскурсия с большого автобуса с поляками, и мы просто подсмотрели куда же они вышли, таким образом обнаружив и пройдя на выход. Было смешно.

Замок рекомендую. Интересно и красиво.

 

 

Лена где-то вычитала, что в Иордании самая вкусная шаверма на земле, и оч. хотела её попробовать, я же брыкалась и говорила, что я такое не ем от слова вообще.

Но когда наш гид притащил её нам внезапно и я её съела, разве что тарелку не облизала, я поняла, что да, в этом мире существует шаверма которую ем даже я. Рекомендую всем, вкусно.

 

С тех пор как я поняла, что кухня — это вообще не моё, каждый человек который меня кормит (т.е. вкусно готовит то, что я ем) однозначно приравнивается к святым. Просто потому что я понимаю, как это ужасно тратить свою жизнь на постоянную готовку жратвы, и как это прекрасно, что они так не думают.

Из-за всего этого я проникаюсь нежной любовью к нашему гиду на весь оставшийся вечер.

 

 

Там на выезде есть пещеры, но они какие-то не сильно привлекательные.

 

 

Ещё какие-то полтора часа пути, и мы приехали в Петру.

 

 

Водитель наш, совершенно уставший, поселяет нас в чудесный новый местный отель Quattro Relax Hotel, мы оговариваем планы на завтра и прощаемся.

 

 

Отель тут оч.неплохой, чистенький, уютный, прямо напротив — овощной рынок, мы накупили там себе, наконец-то, фруктов.

 

 

С самого начала у меня была идея фикс, приехать в Петру с самого раннего утра, к открытию, чтобы вокруг меня не шаталась дикая толпа китайцев и прочего люда, поэтому я совершенно искренне предложила всем стартовать в шесть утра и забить на завтрак.

 

 

Все офигели, и уговорили меня всё-таки позавтракать и выехать хотя бы в семь. Я не знаю, как тут в другое время, в разгар сезона, но в марте так поступить вполне можно себе позволить. В семь утра в каньоне людей ещё мало, и есть возможность их избежать.

 

 

Вход в Петру стоит 50 динар на один день, 55 — на два дня. На билете написано one day over night ticket, что означает посещение только в дневное время. Ночная экскурсия – это отдельное мероприятие.

 

 

Кто-то в сети писал, что в Петру нужно бежать к самому открытию, не дожидаясь завтрака в отеле. В начале марта на эту рекомендацию можно забить.

 

 

Петра открывается в 6.30, мы выехали из отеля (минут 7 езды) в 7.00 после завтрака, и в принципе, ещё нормально прошлись и по каньону, и посмотрели на сам фасад без тысячи других посетителей.

 

 

Не могу сказать, что вообще никого не было, человек 10-15 всё таки лазили у нас перед носом, и в каньоне приходилось время от времени останавливаться и ждать пока они пройдут или проскачут кони, но в семь утра всё ещё вполне терпимо.

 

 

Мы начали, как и все люди, с главного фасада.  Дошли до амфитеатра, практически всё внимание уделяя левой стороне дороги, куда красиво светило солнце.

 

 

Самые прелестные модели тут – верблюды.

 

 

Кстати в шесть утра в марте на улице уже светло, так что особо желающим вполне можно выезжать и в шесть.

 

 

Потом решили сразу пойти к монастырю, залезли на колоннады, там симпатично.

 

 

А потом свернули не туда и пошли подниматься по совсем другой горе, поняли свою ошибку уже наверху, обошли гору вокруг и спустились опять возле дворца дочери фараона.

 

 

Здесь очень красивые камни.

 

 

Кто-то писал в сети, что они похожи на будто бы расплавленные, и это действительно так.

 

 

Вторая попытка увенчалась успехом, и мы-таки пошли в правильном направлении к монастырю.

 

 

Дорога чуток сложновата, потому что вверх, но вообще ничего особенного, к тому же, всё время подниматься по ступенькам.

 

 

До монастыря мы поднимались минут 50, может час. Вообще не торопясь и не напрягаясь.

 

 

Вопрос всяких коней и осликов не стоял перед нами вообще, просто потому что я не люблю фотографировать не получая от этого удовольствия, а фотографирование с ослика — это вообще не удовольствие.

 

 

Возле монастыря есть кафеха, где можно и отдохнуть, и перекусить, и выпить гранатового сока. Здесь он стоит дороже, чем внизу – 3 динара, но почему-то был значительно вкуснее. Внизу 2 динара.

 

 

Монастырь нам понравился ничуть не меньше, чем главный фасад. Там мы тоже излазили всё с большим удовольствием.

 

 

Зайдя в Петру часов в семь с четвертью, вышли мы оттуда в полшестого вечера.

 

 

Если у вас нет неограниченного времени, то всё там можно увидеть и до четырёх часов, что есть стандартное время для экскурсантов.

 

 

Но у нас было достаточно времени, мы там кружили возле некоторых объектов даже по нескольку раз, ели, пили, просто сидели.

 

 

В отель мы вернулись в седьмом часу, чтобы чуток отдохнуть, одеться потеплее,  и сразу же махнуть на ночную экскурсию.

 

 

Не знаю, правда или нет, но наш гид рассказывал, что дневной билет – это государственный аттракцион, а ночной – это частное мероприятие. Т.е. какие-то чуваки арендуют Петру, и проводят эту ночную экскурсию.

 

 

Стоит ночная экскурсия 17 динар дополнительно, и проводится только по пн, ср, чт. Кроме того, нужно заплатить дополнительно за такси, которое ночью вас привезёт, подождёт, заберёт обратно. От нашего отеля вышло около 10 динар.

Гид нас отговаривал туда идти, ссылаясь на то, что нам 5 минут покажут ночную Петру, 5 минут споют местно-фольклорные песни, 5 минут дадут на то чтобы там пофотографироваться для желающих, и уведут обратно. И это правда.

Он отговаривал нас всеми возможными и невозможными способами, потому что оно того не стоит, но мы решили проверить это самостоятельно.

 

 

Эта экскурсия начинается в 20.30 и вот сюда я бы вообще не торопилась. В ней принимает участие такое гигантское количество людей, и идут они по каньону такой плотной черной толпой, что даже просто фонариков не видно из-за них.

Идти нужно последними, особенно если вам интересно что-то сфотографировать.

 

 

Конечно, есть и минусы: если идти совсем-совсем последними, то вы опоздаете на песни. Для меня это было совсем не потеря.

 

К самой Петре мы пришли когда песни уже почти кончились. Но гид, который собирал всю толпу на входе и говорил инструкции, вещал громким, ораторским голосом, как он рад и какое это невероятное счастье — быть здесь. Акустика там восхитительная, и глядя на всё что происходило, и слушая этого гида, у меня было стойкое ощущение, что мы попали в какую-то секту на таинственные обряды.

 

 

На обратном пути мы дали опять же возможность всем уйти, и шли самыми последними, в тёмном и гордом одиночестве, между фонариками.

 

Не могу сказать, что эта экскурсия прям всем надо, но мне понравилось. Думаю, тут вопрос только в исполнившемся желании — мне хотелось увидеть это своими глазами.

 

 

Экскурсия длится до 10 вечера, потом устроители всё выключают и убирают фонарики.

Мероприятие на любителя.

 

Днём в Петре оч. жарко.  Утром по каньону идти оч.холодно, сильные и холодные сквозняки.  Ночью же, во время экскурсии холодно вообще не было, что удивило. И вообще не было ветра.

 

 

На следующий день у нас по плану маленькая Петра и Вади Рам.

Маленькая Петра, конечно же, не идёт ни в какое сравнение с большой, но место довольно интересное. Есть пещеры с рисунками, красивый каньон.

 

 

Внутри каньона было пусто, сыровато и гулко. На камнях сидел какой-то бедуин и на инструменте из одной струны играл что-то оч.стрёмное и монотонное, к тому же подпевал таким же стрёмным голосом такую же монотонную мелодию.

Если это можно назвать мелодией. Похоже на одну гамму, которую непрерывно пилит начинающий ученик на скрипке, или тип исполнения как в «кин-дза-дза». Если жить под такую музыку, то лучше уж уйти навсегда в пустыню и бродить там сорок лет.

 

 

После маленькой Петры, по Королевскому Пути, мы направились в Вади Рам. Чем примечательный Королевский Путь визуально осталось для нас загадкой, потому что окружающие его пейзажи точно такие же, как и на обычном шоссе.

 

 

Заехали на обязательную для всего турья стоянку старого поезда, с железнодорожными рельсами посреди пустыни. Налазились там по всем паровозам, и даже внутрь кабины машиниста и внутрь вагонов. Ну такое… Хотя, мне понравилось.

 

По нашему плану, мы должны были после обеда отправиться на джипе в пустыню. Наш гид решил опять нас удивить, и устроил нам обед в виде пикника прямо посреди пустыни.

Конечно, это было эпично, вокруг — голое и плоское пространство пустыни, и посреди этого — мы, на коврике со всякими местными вкусняками. Это было интересно, вкусно и весело до того момента, пока дикий порыв ветра не насыпал нам в тарелки щедрые горсти песка. На этом наша трапеза и оборвалась.

 

Мы всё свернули и уехали дальше. В назначенном месте в Вади Рам нас действительно поджидал джип с местным мальчиком. Мы сначала уселись сзади, на открытом пространстве, грубо говоря в кузове, где по бокам были прилеплены металлические скамейки и на них уложены диванные подушки. Там ветрено, прохладно и песчано-пыльно, но пока нас это не тревожит.

 

Как оказалось, мальчик этот был вовсе не наш водитель, а просто повёз нас в ближайшую деревню, чтобы там отдать своему папе.

 

 

Папа — бедуин, старенький, но бодренький, едва говорил на английском, а с нами так вообще не говорил, чувствовалось, конечно, что баб за ровню он не воспринимает. Один раз мы просто заставили его остановить машину, чтобы сделать пару снимков, иначе мне кажется, он вообще бы прокатил нас по пустыне совсем нигде не останавливаясь.

 

 

Потом мы замёрзли и перебрались внутрь машины, и отсюда стало немножко легче руководить папой.

 

 

Сама экскурсия по пустыне была включена в наш тур, но она должна была длиться два часа, наш гид посоветовал за 35 динар продлить её до четырёх и встретить закат в пустыне. Мы не очень представляли, что можно делать в кемпинге оставшееся время, поэтому согласились.

 

 

Три часа папа нас катал по пустыне. Машина где-то застрявала, и не хотела ехать, ветрище понадувал нам песка во все живые места, ничего безумно впечатляющего мы тут не встретили. Ну, кроме уже всем известных камней и арок.

 

 

В середине поездки папа нас спрашивает, куда вас тут отвезти? Я ошалела от такой постановки вопроса. Ты, живущий тут, и постоянно возящий турьё не знаешь куда нас везти, а я, впервые тут оказавшаяся, должна тебе это рассказать?!

 

 

Я сказала, что он же гид, он должен знать, мы заплатили деньги за экскурсию, чтобы нам всё показали. Дерзай. После этого он пару раз останавливал машину сам и предлагал нам чего-то сфотографировать.

 

 

Пустыня на закате красивая.

 

 

Посмотрели дом Лоуренса Аравийского. Ничего особенного, но хоть что-то  нужно же было тут найти и посмотреть.

 

 

Весь интернет почти в один голос говорит, что Вади Рам — это самая яркая и красивая поездка на всю Иорданию, мы многого ожидали и остались очень разочарованные.

К тому же, когда я упомянула папе, что у нас тут по плану ещё должен быть и закат, он задумался, привёз нас на почти совсем безликое плато и показал нам солнце.

 

 

Я не плакала только потому, что Иордания — это не самая моя любимая страна и такого уж заветного я тут я ничего не искала. Но всё равно было обидно.

Походив немножко по плато, посмотрев на заходящее, абсолютно обыкновенное солнце, мы решили возвращаться.

 

Я думаю, понравится вам Вади Рам или нет, зависит от того, кто вам это всё будет показывать.

Предполагаю, что у этого места есть масса красот и удивительностей, но мы увидели лишь несколько банальностей.

 

В кэмпинг Hillawi Camp мы приехали уже в темноте, нас поселили в нашу палатку, дали минутку на одеться потеплее и повели смотреть как местные готовят еду и заодно накормили нас ужином.

Ночью мы пошли попробовать, поснимать звёзды. Территория кемпинга закрывается изнутри на ключ на воротах, мы боялись уходить слишком далеко в пустыню. Вдруг мы уйдём, они закроются? И как нам потом прорваться обратно, чтобы не спать просто в холодных песках с гиенами и змеями?

А возле самого кэмпинга было светловато для звёзд. К тому же, вдруг поднялся сильный ветер, сносящий в сторону не только штатив, но и нас самих.

Мы плюнули на всё это дело, и пошли спать.

 

В палатках сквозняки и прохладно. Но у нас были по два одеяла, чистые постели, полотенца, все дела, хоть это и не спасало от лазящих насекомых. Над кроватями висят завязанные в узел балдахины, по-видимому в тёплый сезон тут есть ещё и летающие насекомые.

Спали неважно, всю ночь вокруг лагеря скакали собаки и кого-то гоняли с громким гавканьем. Комната нормальная, с туалетом и душем, правда с холодной водой, горячая в кэмпинге тоже есть, но отдельно, в специальных душевых.

 

Завтра мы едем в Акабу. Ничего такого у нас там не запланировано, просто хотим посмотреть город и попасть на пляж.

 

По дороге нам гид показывает разные библейские места и, конечно же, тётеньку, превращённую в соляной столб за то, что она в критический момент ослушалась мужа и оглянулась назад.

 

 

Ехать до Акабы что-то около часа. По программе у нас была запланирована экскурсия по городу, но, честно говоря, там негде особенно ездить — небольшой относительно курортный город.

Нас водитель поселил в отель, мы распрощались и пошли сами исследовать город.

 

Вообще непонятно, почему Акабу считают таким уж курортом. Если бы я хотела мёртвого моря, то лучше поехала бы в Израиль, если бы хотелось вкусно есть — в Испанию, если красивых рыбок и кораллов — в Египет… что делать в Акабе непонятно. Единственный вариант с приличным пляжем – это территория водного парка Berenice Beach Club за 18 динар, но мы о ней поздно узнали. Муниципальный же пляж в Акабе – это зрелище грустное и печальное.

Правда нашли супер-ресторан Syrian Palace, отличная кухня, всё вкусно, порции гигантские, цены вполне демократичные. Очень рекомендую.

 

На следующий день едем на мёртвое море. Это странная экскурсия, потому что мы там не ночуем. Но всё равно получилось хорошо.

 

На самом деле, мы весь день в дороге до Аммана. Но по пути заедем ещё и в каньон Вади Аль Муджиб, куда мы не попали в начале нашего путешествия, очень он должен быть красивый, но экскурсии туда пускают только с 1 апреля, сейчас там ещё полно воды на дне.

 

 

Доехали до отеля Crowne Plaza, который стоит на берегу мёртвого моря, там несколько часов провели, заплатили по 1,5 динара за прокат полотенец, накупались и в мёртвом море, и потом ещё в бассейне наплавались.

 

 

С одной стороны, конечно, это немного времени, и если вам надо от чего-то вылечиться и вы в это верите, то приезжать нужно на неделю-две, и сидеть тут всё время. У нас же тур был специально подготовлен не как оздоровительный, а как отдыхающий, так что мы за эти несколько часов очень даже отдохнули. Учитывая, что мы не любим загорать, а весь день сидеть в солёной воде тоже не айс, нам было достаточно.

 

 

В отель Аммана приехали уже к вечеру. Всё на что нас хватило — это ужин и спать.

 

 

Утром в Джераш договорились выехать в девять.

 

 

Не знаю, почему, но я даже не удосужилась спросить, а со скольки там вообще всё открывается? И только когда мы подгребли к месту назначения к десяти часам, и увидели как высоко солнце, я поняла как стратила.

 

 

Фотографировать в это время уже совсем неинтересно. К тому же все проснувшиеся турики и местные стали заполнять собой каждый уголок.

 

 

Открывается этот древний город в восемь утра. Вот к этому времени надо и ехать.

 

 

Но наш гид до сих пор не мог переварить, как можно было в Петру выехать в шесть, куда уж тут понять, как можно на развалины выехать в семь.

 

 

На самом деле, самый красивый свет здесь — вечером, но количество местных увеличивается в разы. Наша ситуация была усугублена тем, что мы приехали сюда в пятницу — главный выходной, т.е. людищ было — не протолкнуться.

 

 

Место это обязательно к посещению.

 

 

Это очень интересно, очень красиво, и тут находится самый изящный и прелестный римский театр в мире (из всех которые я видела).

 

 

Мы тут зависли на пять часов, и облазили всё: и южные ворота, и северные, и два амфитеатра, и храм Артемиды, и кучу колонн, место предостойнейшее.

 

 

Уж насколько я не любитель развалин — этот город доставит удовольствие, по-моему, всем.

 

 

 

После него у нас ещё был запланирован замок Аджлун. Он, с одной стороны, вроде работает до четырёх, но мы там лазили до полпятого и когда выходили, какие-то арабы только заходили в него.

 

По пятницам здесь народ либо едет на мёртвое море, либо устраивает пикники. Вы не поверите, но просто на обочинах трассы, в камнях и мусоре (и я подозреваю, что это и их мусор тоже), они сидят целый день и что-то едят. Грустное зрелище, душераздирающее 🙂

Но они ничего вроде, довольны.

 

 

Сам замок нам не очень понравился, конечно же потому что нас там просто потоком местных сносило в стороны, их там очень много.

 

Наверное, если вы увлекаетесь историей этого края, вам понравится, глянуть можно. Но если у вас на него не хватит времени, то тоже можно не расстраиваться, ничего там такого невиданного нет.

 

 

У нашего гида случились какие-то проблемы с агентством, он поехал разбираться, нас же отдал своему коллеге, вроде тоже гиду, но я бы сказала, что, по сути, он — просто классический водитель. Нашему и в подмётки не годится.

Мы прощаемся, нас забрасывают в отель уже в темноте, договариваемся, что кто-то  за нами заедет завтра в час дня и отвезёт в аэропорт.

 

Мы просим на ресепшене выписаться не в 12.00 а в 12.30-13.00 они как-то легко соглашаются, и мы идём спать и строить планы на завтрашний день.

 

 

Мы хотели перед вылетом смотаться в старый город, погулять там, дотратить оставшиеся деньги и всё такое. А ночью начинается гроза. Настоящая гроза, с молниями и громом. К утру она заканчивается, мы всё успеваем, нас вовремя отвозят в аэропорт, и, в целом, мы очень довольны поездкой.

 

Но, думаю, нам сильно повезло с этим водителем и его вип-сервисом.

Такая у нас получилась Иордания 🙂

Стокгольм, Мальмё и Копенгаген

Я не любила сериалы. Я вообще не люблю всякие незаконченные дела, а уж фильмы – и подавно. Но есть исключения.

Мой приятель, зная, что я люблю детективы и всякие расследовательные штуки, предложил глянуть «Мост». Отличный, я вам скажу, фильм. Три сезона на одном дыхании смотрится.

И хотя сам Эресуннский мост, по большому счёту, фигурирует в фильме только как связующее звено между двумя детективами, всё же воспринимаешь его как неотъемлимую часть.

Этот сериал не создаёт вообще никакой особенной атмосферы ни Швеции, ни Дании, и мы захотели съездить туда сами, посмотреть на эту атмосферу, и, конечно же, увидеть живьём этот мост.

далее...

Схватили какие-то недорогие билеты до Стокгольма, и рванули. Как-то я в этой поездке налажала по всем отелям, но получилось весело, и, в общем, мы нигде особо не страдали.

В Стокгольме мы жили в отеле ApartDirect  https://www.booking.com/hotel/se/apartdirect-hammarby-sjapstad.en-gb.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=b89cf9007a475a5c3515c190d0b679d1 Вот вроде бы всё нормально, но есть НО.

Во-первых, отель находится совсем не в центре города. Я видела вообще-то, что там 5 км от центра, но почему-то решила, что то —  тоже центр.

Во-вторых, нам не очень повезло – дверь на балкон была сломана и зафиксирована вилкой, чтобы она не открывалась. Но мы ж не знали, что так можно, и открыли дверь. Само собой, зафиксировать её обратно, так как было, мы уже не сумели, и пришлось спать все ночи с открытым балконом.

В октябре – это достаточно прохладно. В комнате есть кондиционер, но он централизованный, и пока не работает, потому что, в принципе, пока не холодно по местным меркам. Ну, если закрыт балкон.

Нам девочка на ресепшене, тем не менее, дала обогреватель, и это нас немножко спасло.

Район, где находится отель, — это, по-видимому, бывшая промзона, особых достов там нет, но всё перестроено под человека, всё аккуратненько, красиво, спокойно, тихо и размеренно. Если тут жить – то очень милое местечко, но для туриста всё же лучше останавливаться в центре.

Из всего множества стокгольмских музеев и галерей, мы выбрали себе одну, самую интересную для нас – фотографиска  http://fotografiska.eu

От нашего отеля до неё идти полчаса, но мы не ищем лёгких путей, а идём  вдаль, куда глаза глядят.

К счастью, в этот раз наши глаза глядели в сторону паромной переправы. Здесь есть несколько паромов, которые ходят по разным расписаниям и маршрутам.

Мы особо не заморачивались этим, нам нужно было всего лишь переехать на другую сторону канала. И конечно же, сели на паром, который благополучно проехал нашу остановку мимо, и отвёз нас прямо в центр старого города.

Мы вроде бы и вздохнули, но радостно. Решили идти просто гулять по городу.

Много туристов, но очень приятный город. Правда, везде стройки, и многие переходы перекрыты, приходится ходить в обход, но город однозначно сделан для человека, удобный, красивый и очень дружелюбный.

Немного исследовав сам центр, мы – таки пошли к фотографиске.

Музей очень хороший, красиво оформлен, интересные выставки, много просто потрясающих работ.

На первом этаже была огромная экспозиция Поля Хансена (Paul Hansen) – неоднозначный чувак. С одной стороны – это всё нужно же кому-то показывать, но с другой стороны – страшно делать своё имя на беде. Но снимает неплохо.

Среди всех его войн, вдруг мы наткнулись на нашу. Почему-то это меня поразило до глубины души. И не уверена, что в хорошем смысле.

Мне долгое время было трудно сформулировать своё отношение к тому, что он показал, и к тому что же меня там так поразило, я же видела много военных работ, я же знаю сотни людей с войны, я же с Днепра, здесь война — не интересная история, а реальность. Это наша война, это серьёзно, люди умирают по-настоящему, люди остаются без дома и крова… мы пытаемся выгнать всю эту дрянь со своей страны, а тут – музей, снимки…

И хоть я и понимаю, что все войны настоящие и люди там тоже, такие же настоящие, но именно экспозиция про Украину показалась мне абсолютно неуместной.   Свою рубашку, по-видимому, жальче всего. В общем, я была потрясена, и только верхние этажи как-то разрядили атмосферу. Очень хороший музей, однозначно рекомендую.

Мы, конечно, были наслышаны про красоты Стокгольмского метро, поэтому, когда пошёл дождь, мы нырнули именно туда.

Там много станций и есть несколько веток. Самой красивой и интересной мне показалась синяя, хотя и на красной и на зелёной есть интересные станции.

Что немного облегчает жизнь туриста здесь: метро можно исследовать одним заходом, покупаете билет, он, по идее, действует 75 минут, но по факту, вам не нужно его предъявлять на выходе, а значит, купив один билет, вы можете в этом метро проторчать хоть целый день.

Вот тут есть список всех станций, с описанием  http://tunnelbana.ru

Если бы у меня было ограничено время или ещё что там, то однозначно я бы выбрала для непременного посещения станции на синей ветке:

Tensta

Huvudsta

Vreten

T-Centralen

Solna Centrum

И на красной ветке, например, Stadion

Они все достаточно распиарены в сети, и фотографий их полно. И если у вас есть лишнее время, то можно покататься и по другим станциям, с птицами, цветами, ушами в стенах, разнообразной мозаикой и пр.  – метро очень достойно того, чтобы посвятить ему своё туристическое время.

Медленно и уверенно мы продвигались к Эресуннскому мосту, поэтому следующая точка нашего путешествия был городок Мальмё.

От Стокгольма до Мальмё ехать что-то около пяти часов с хвостиком, поезд нормальный, вполне комфортный, билеты непременно нужно брать заранее. Чтобы вы понимали разницу: билет взятый заранее может стоить 20 евро, а за день до отправления – 50 евро.

В Мальмё мы жили в центре города  https://www.booking.com/hotel/se/grand-garden.en-gb.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=b89cf9007a475a5c3515c190d0b679d1 10-15 минут пешком от станции до отеля.

Я накопала нам стопятьсот музеев и интересных галерей, все их запланировала посетить, и в итоге мы просто гуляли по городу с утра до вечера.

Не зашли вообще никуда.

Очень понравился город.

Разве что съездили на автобусе в торговый центр EMPORIA — очень у него снаружи красивая архитектура, хотелось посмотреть.

Внутри там, конечно, нечего делать – обычный торговый центр, шумный, толкотливый, довольно грязный в местах фудкортов и туалетов, и ко всему прочему под завязку набит мусульманами, со всем что им сопутствует.

На контрасте с тем, как хороша, довольно пустынна и чиста Скандинавия, из этого торгового центра хочется побыстрее выйти, и оказаться на улице, которая уже больше похожа на Швецию, а не на цыганский притон.

Хотя, и на улицах мусульман вокруг много. Не так, как в Германии, но много. В Мальмё больше, чем в Стокгольме.

Я бы хотела сказать, «Ну и что же? Они такие же люди, как и местные жители», но нет.  К прискорбию, они существенно отличаются и  по манерам, и вообще по каким-то базовым поведенческим паттернам, и совершенно не в лучшую сторону. Ну, то такое…

С чем у нас возникли неожиданные сложности – это с покупкой билета на автобус до Копенгагена, да, собственно, и с самим автобусом тоже. Дело в том, что в Мальмё вокзал жд станции и автовокзал – это одно и то же здание. Т.е., по сути, автовокзала нет как такового, есть только жд вокзал.

Билеты на поезд можно быстро и удобно купить в автоматах, их там много. А билеты на автобусы можно купить в специальных кассах.

Нам стОило труда, вычислить эти кассы среди огромного количества фудкортов и магазинов.

Но мы почему-то решили, что те кассы, которые мы вычислили – это кассы только для автобусов внутри города, а на междугородние можно тоже купить а автоматах. Но автомат даже не предложил нам опции билета на автобус, а просто продал билеты на поезд.

Тут нужно понимать, в чём был прикол. Мы же хотели посмотреть на мост! А посмотреть на него можно только в том случае, если вы едете на машине или автобусе. Поезд идёт по тому же мосту, но сначала в туннеле, а потом – по специальному жд пути, под мостом. Т.е. на поезде увидеть мост не представляется возможным, от слова совсем.

Я расстроилась и пыталась изобразить слёзы и горе, но мой приятель взял меня в кулак и сказал, что обратно поедем на автобусе, нечего горевать.

Я поверила, успокоилась, забыла про мост, и дальше целый день провела очень счастливо, без тени печали, зная, что мост я вот-вот увижу.

Т.к. у нас вообще-то было немного времени на эту всю поездку, то мы решили не оставаться на ночевку в Копенгагене, а просто заскочить, глянуть, понравится ли нам этот город, и захотим ли мы в него вернуться специально ещё раз.

Город нам понравился.

Боюсь, что он стал один из самых любимых городов в Европе, и теперь, когда перед нами будет стоять вопрос, не махнуть ли нам куда-то на выхи/праздники/мелкий отпуск, мы скорее всего будем выбирать именно его.

Невероятно интересный архитектурно, очень фотографичный и настроенческий.

Хоть мне там и снималось вообще не то, что я обычно снимаю, но удовольствие я получила колоссальное.

Буквально перед нашей поездкой, сюда ездил один мой хороший знакомый и рассказал мне про такой себе район Христиания https://ru.wikipedia.org/wiki/Свободный_город_Христиания

Его жители называют это всё свободным городом внутри города, некоторые даже свободной страной внутри страны. Но, по сути, они представляют собой довольно специфичное сообщество на определённой территории.

Я читала в сети стенания про то, что там запрещено фотографировать, но, честно говоря, мне не показалось, что там есть ЧТО фотографировать. Ну, это вкусовщина, конечно.

Если почитать историю возникновения, правила и их устои, то может создаться ощущение чего-то очень особенно-высоко-идейного, может так оно и есть, мы сильно глубоко не копали и не изучали это место, но Пушер Стрит и прилегающая территория произвели некое унылое ощущение обычного базара с присущим ему бардаком и шляющимся разношерстным турьём, с той лишь разницей, что вместо семечек и сигарет, с лотков продают лёгкие наркотики в самых разнообразных видах и формах.

Но само существование такого места внутри вполне цивилизованного города, внутри вполне респектабельной страны – это, конечно, некое чудо. И очень неплохое, как по мне.

Мы немного покатались на лодочке, и в остальное время просто гуляли по городу.

Я наснимала неприсущих мне фотографий на целую книжку, и, наверное, её всё-таки напечатаю.

Когда мы решили возвращаться в Мальмё, на улице уже темнело.

К моему дичайшему сожалению, мы прощелкали последний автобус, и ехать обратно пришлось снова поездом. Т.е. Эресуннский мост, ради которого, собственно, и затевалась вся эта поездка в Швецию-Данию, остался неувиденным.

Не могу сказать, что я сильно страдала и плакала.

Копенгаген настолько затмил собой всё на свете, что, честно говоря, уже было совершенно не до Эресуннского моста.

К тому же, уже было понятно, что мы сюда скоро снова приедем, и попробуем всё-таки покататься на автобусе и увидеть этот злосчастный мост.

Переночевав в Мальмё, утром вернулись в Стокгольм.

У нас была одна ночь ещё в этом городе и мы решили с одной стороны поэкономить денег, с другой стороны добавить себе романтики, и взяли себе жильё на корабле  https://www.booking.com/hotel/se/rygerfjord-and-hostel.en-gb.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=b89cf9007a475a5c3515c190d0b679d1

Корабль пришвартован практически в центре города, и, в целом, нам всё понравилось.

Ну, может быть за исключением того факта, что каюты душноваты и очень маленькие, когда мы при заселении увидели нашу комнату, мой приятель не смог сдержать возгласа изумления:

— милая, мы живём в шкафу!

Да, мы жили в шкафу, но очень миленьком и чистом шкафу. Мне всё равно понравилось.

На следующий день нам нужно было улетать. Поездка получилась невероятная. Красивая, интересная, и требующая обязательного продолжения.

Burning Man

 

 

Сейчас, когда уже прошло какое-то время, я понимаю, что весь текст выглядит несколько претенциозно и излишне восторженно, но тогда, на плайе, это всё чувствовалось именно так, как здесь написано. Я решила ничего не исправлять и не сглаживать восторги, пусть будет, как было.

 

далее...

 

Я прекрасно помню тот момент, когда мы стояли на плайе, я смотрела на всё происходящее вокруг, и вслух говорила:  «я хочу чтобы это мне потом снилось. долго.»

 

 

И вот, мы вернулись. Всё информационное пространство вокруг сейчас заполнено фотографиями и восторгами тех, кто был там вместе с нами, и оно мне снится. Каждую ночь. В разных контекстах.

 

 

Даже если снится, как я готовлю очередной бизнес-проект,  всё равно вокруг меня светятся огни плайи и захлёстывает музыка, и бизнес-проект связан только с бёрнингом .

 

 

Поторопилась я с таким сильным желанием. Из-за этих снов есть ощущение, что я вроде уже не в Неваде, но ещё и не дома, а в каком-то подвешенном межкосмическом состоянии.

 

 

Не желайте себе таких снов. Это печально.

 

 

Я мечтала о БМ предыдущие несколько лет. Но так, без истерики. Я знала, что рано или поздно попаду туда, я догадывалась, что это моё место.

 

 

 

Соответственно, я что-то читала про сам город, про его участников, про все эти концепции и правила, видела сотни видео, и была уверена, что готова встретиться с этим мероприятием, что мне уже заранее всё понятно, и ехала  я туда совершенно спокойно, зная, чего ожидать.

 

 

Но мир не так прост, как нам иногда кажется.

 

 

Одно знакомое «турагентство», которое возит турьё по всяким интересным местам, решили включить это направление в свою программу. Я подумала, что ехать со знакомыми, которые за тебя ещё и добудут входной билет – это отличная идея, и мы поехали с ними.

 

 

На самом деле, это, конечно же, не единственная опция. Ехать на БМ можно как самостоятельно, и стоять там единолично хоть с машиной, хоть с палаткой (общаясь с народом , я удивилась, как много людей едет именно таким способом), так и можно примкнуть к какому-то лагерю, что веселее, — в месте ваших ночёвок будет происходить какая-то тусня, хоть это и будет одно из самых незначительных мест вашего обитания.

 

 

Не исключено, что в следующем году я опять захочу примкнуть к какому-то лагерю, но может быть и нет.

 

 

Я не буду писать банальности о том, как трудно купить билеты, и как их число ограничено, особенно по сравнению с количеством желающих, и про основные постулаты этого однонедельного города тоже писать не буду. Это можно найти в сети хоть где.

 

 

Для примера:

https://burningman.org

 

или вот первичные инструкции на русском:

https://www.youtube.com/playlist?list=PLqN6eMXe2wf1TiLfKsfvL1MD7rc2P-1B2

 

или вот русское фейсбуковое сообщество:

https://www.facebook.com/BurningManRussia/?fref=ts

 

или вот украинское сообщество:

https://www.facebook.com/groups/467282956728282/

 

 

Наш лагерь жил в RV машинах (ну это такие домики на колесах). Я думаю, что в окрестностях Рино арендовать несколько таких машин на дни БМ – это, вероятно, трудная задача, поэтому наши орги их арендовали поближе к Лос Анжелесу, соответственно, мы все прилетали в ЛА и дальше на них добирались до Рино и в саму пустыню.

 

 

Мне, как не водителю, это было вообще не в напряг, и даже весело и прикольно, но тем, кто не планировал быть все эти 1000 км за рулём, это, наверное, показалось тяжеловато.

 

 

Если жить в таких машинах, то можно существовать в пустыне вполне комфортно, они заправляются водой, в них есть газ. Т.е. можно приготовить какую-то элементарную еду, чтобы не жить на бутерах и сухариках.

 

 

Кроме того, в пустыне можно словить откачивающую машину, которая за 70 дол (в этом году) спасёт вас от ненужных жидкостей внутри машины.

 

 

Я слышала, что есть ещё и машины, которые могут дозаправить вас хорошей водой, но нам не понадобилось, мы накупили воды с собой достаточно, а душ принимали только перед сном, потому что, сколько бы ты ни мылся, ты всё равно всегда будешь белый и пыльный.

 

 

Наша компания предварительно закупалась всем необходимым в волмарте. Составьте себе правильный список всего необходимого, и будет вам счастье. Необходимое – это полный бак бензина, вода, еда, туалетная бумага, что-то пить кроме воды (хочется), что-то из вкусненького (тоже хочется),  пакеты для мусора, у вас обязательно должны быть свои чашка-ложка-миска, велосипед и костюмы.

 

 

Велосипеды так же нужны, как и вода. Во-первых, — огромная территория, которую физически вы задолбаетесь обходить пешком – это несколько километров в диаметре, во-вторых, — пыль.

 

 

Это конечно смешно, но всё-таки. Там, внизу, где находятся головы ходящих, взвесь пыли намного плотнее и ощутимее, чем там, где находятся головы велосипедистов. И потом, кататься на велике по плайе – это вообще отдельное, ни с чем несравнимое, удовольствие.

 

 

 

Конечно, есть опция взять велик напрокат (на предпоследней заправке разбито небольшое плато с прокатом, там можно что-то выбрать), но по стоимости вы выиграете может долларов 20-30, зато будет небольшой напряг с ответственностью, но с другой стороны будет проще с утилизацией. В следующем году я хочу взять велик в прокате.

 

 

Мы наши велики просто купили новые в том же волмарте, по 100 долларов. Очень желательная опция – иметь на велике какие-то карманы/корзинки, и очень обязательная опция – иметь на велике светяшки. Все, какие вы сможете придумать.

 

 

Во-первых, это красиво, и вы, таким образом, сможете влиться в большое количество тех, кто создаёт то, что там творится ночью, во-вторых – это один из главных моментов вашей безопасности на плайе ночью.

 

 

Вас видно – значит, вас не нужно бояться и высматривать, вас всегда можно объехать или обойти.

 

 

И, повторюсь, имея светяшки на своём велике, вы добавляете красоты в тот особенный мир.

 

 

 

 

 

По-моему, это гениальная придумка. Ваше участие, ваша невероятность и красота является вашей же безопасностью. Не недооценивайте этот момент.

 

 

 

Ещё одна важнейшая фишка – костюмы. По сути своей, я – человек, который придаёт много значения тому, что находится у людей внутри, а не тому во что они одеты, и, поэтому, весь этот кипиш с костюмами меня неслабо настораживал, и мне казалось, что вряд ли я смогу стопроцентно влиться в костюмированную массу народа.

 

 

Мы придумали по паре костюмов, и дома мне казалось, что этого сверхдостаточно, наши костюмы были чуток со смыслом тематики этого года, но совершенно не радикальные и не безумные, я их придумывала скорее отталкиваясь от концепции «чтобы нам было удобно и мы не сгорели на солнце». Это была большая ошибка.

 

 

Вы увидите совершенно другой БМ, если вы будете одеты во что-то сверхестественное.  Это так же важно, как велосипеды. Мало того, костюмов должно быть несколько, либо много аксессуаров, которые бы всё меняли. Несколько на день, и в идеале – несколько на ночь. Понятно, что там днём жарко, ночью холодно, и спать некогда.

 

 

 

И потом, основная идея – самовыражение. Нужно самовыражаться так, как нигде и никогда. Тут нельзя сказать, «я в душе – меланхолический флегматик, склонный к созерцанию, и поэтому мой костюм – это неприметная рубашечка и шортики, а мой мир – это дача, водочка и рыбалочка» , если вы действительно такой, то лучше и не ехать в тот мир, который жаждет вашего участия. Активного и тотально-поглощающего.

 

 

 

Маленькая ремарка – я не диктую вам правила, без которых вас куда-то не пустят. Там практически нет запретов. Просто рассказываю о том, что я для себя в следующий раз хочу сделать лучше, чтобы быть с этим городом на одной волне, и, так как я, по сути-то, — человек обычный, то предполагаю, что это всё будет актуально и для других людей.

 

 

Из обязательного, — на себе хорошо бы ещё иметь очки с тёмными стёклами для дня, и с прозрачными стёклами для ночи. И ещё баффы. С ними реально легче дышать и выживать в пылевых бурях.

 

 

Справедливости ради, стоит сказать, что пылевые бури здесь – это явление не постоянное, а даже не такое уж и частое, но хорошая взвесь пыли в воздухе есть всегда, и время от времени она шевелится и перемещается под действием ветра или активности бёрнеров.

 

 

Мы с моим приятелем — типа фотографы, ещё дома прикидывали, что, учитывая невероятность этого мероприятия, каждый даже не второй, а каждый первый там будет с фотоаппаратом, и очень удивились, когда уже в пустыне увидели, что люди здесь вообще не фотографируют, вообще практически не снимают никакого видео, они просто отбрасывают от себя всё, и тупо кайфуют.

 

 

Я буду много раз повторяться, но БМ – это место, где очень обидно не кайфовать.

 

 

Можно, конечно, бухнуть бухлишка, и сидеть с пацанами в лагере, изредка заскакивая на плайю, но ради этого уж точно не стоит платить такие деньги и преодолевать расстояния и препятствия. Это можно сделать и где-то просто на даче.

 

 

Тут нужно самовыражаться и кайфовать. Вот, например, кайфуете вы от того, что умеете варить борщ – варите, кайфуете от того, что слушаете музыку – слушайте, кайфуете от того, что едете на велике  или стоите на безумной едущей дискотеке в виде броненосца – едьте. Нет границ.  Важно только ваше настоящее и полное присутствие. В конце напишу, почему.

 

 

Понятно, что многие люди фотографируют и снимают, но среди тысяч тех кто кайфует, они почти незаметны. Это нас и удивило, и дало какое-то совершенно новое понимание этого места.

 

 

 

 

 

Таких открытий и новых пониманий у нас случалось ещё много за эту неделю, и ни одно из них не опроверглось, когда мы вернулись в этот мир. Нужно сказать, что мы вернулись не теми, что уехали.

 

 

 

Одна девочка позже у кого-то спросила в фб «А как вы теперь дальше живёте после БМ?» и хочется ей ответить – «Очень странно теперь живём. Это нельзя развидеть. Мы другие». Редко после какого мероприятия я такое про себя говорю. А тут – во многом другие.

 

 

Ну вот, значит, закупились мы всем нужным барахлом в волмарте и стратанули из Рино в сторону пустыни.

 

 

Сначала мы ехали симпатичными окрестностями мимо американских городов, на предпоследней заправке присматривались к прокату великов, на последней заправке заполнили полный бак бензином, потом дело скатывалось к вечеру и закату, пейзаж становился всё более унылым и бедным, мы ехали среди каких-то прерий и полей, с низкими кустарниками, а потом и вовсе без особой растительности, а к ночи мы выехали на дорогу, которая уже по чуть-чуть пылила и направлялась в самое таинственное и неизвестное нам место.

 

 

Пробок на этом направлении почти не было совсем, только прямо перед нами случилась большая авария, столкнулись несколько автомобилей, и они застопорили всю дорогу, моментально образовав за собой очередь машин, тянущуюся до видимого горизонта. Скорая, пожарники и полиция приехали моментально, и всё разрулили. Но часик мы, наверное, там потеряли.

 

 

Т.к. поехали мы с «турагентством», то ничего контролировать не могли и, собственно, ответить ни на какие возникающие вопросы тоже не могли.

 

 

Наша автоколонна из четырёх машин в процессе движения по разным причинам сократилась до двух, и последний отрезок пути мы преодолевали в таинственной неизвестности и темноте.

 

Плотные клубы пыли уже начали вырываться из-под колёс, когда мы нырнули в мир другой жизни.

 

 

Это было как пыльная стена, которая разделяет этот мир и тот, которая поглотила нас и пропустила внутрь,  и из которой мы потом, через неделю, вынырнем физически, но ещё несколько месяцев я, наверное, не смогу вынырнуть из неё сознанием.

 

 

В самый последний момент оказалось, что у нашей машины нет с собой билетов, их нужно подождать.

 

Мы подъезжаем к первому кордону, где первый местный «апостол Пётр», услышав нашу историю, разрешает нам проехать, но не к дальнейшим кордонам, а в сторону «D-lot» и там ждать.

 

 

Мы, конечно, перепуганные и нифига не понимаем, но следуя регулировке помощников Петра, заезжаем в сторону и останавливаемся.

 

 

Если большинство бёрнеров попадают из бренного мира сразу в рай, то мы остановились на некоторое время в чистилище.

 

 

Мы все были настроены позитивно, все думали, что знаем куда едем, и что нас там ждёт.

 

 

Нужно было дождаться машину оргов, которые вдрызг разломались по дороге и где-то ремонтировались, и получить от них заветные билеты.

 

 

Я смутно помню время…    Наверное было часиков 10-11 ночи. Мы впятером уже были очень уставшие, но адреналин и предвкушение будущего заряжало нас новыми силами, мы даже шутили и гадали, попадём ли к нашим, в лагерь, до полуночи.

 

 

Один из помощников Петра мне сказал, «Расслабься. Всё, что дальше происходит – это и есть БМ. Вы уже дома».

 

 

Вот это вот «дома» — это, конечно, нифига не дома, даже не близко. Но каждый раз, когда я читаю эту фразу в рассказах других ребят, у меня сладко сжимается сердце – там было инопланетно дома.

 

 

И действительно – слой невиденной никогда раньше пыли лежал под ногами, невиденные раньше люди ходили вокруг, и ночь, и новые машины – подъезжали и уезжали к заветным кордонам, и мы впятером, как выпущенные на волю щенки, постоянно что-то жрём, пьём колу и представляем, как оно всё будет, и ждём…

 

 

Где-то там, через пять километров, в городе, за вторым кордоном, остальные наши ребята из первой машины уже стали лагерем.

 

 

К нашему огромному счастью, кто-то взял с собой рации (вот ещё небольшой лайфхак для едущих компаниями – берите рации, они очень спасают в сложных ситуациях), и мы имели возможность связаться с машиной оргов с одной стороны, и с ребятами в лагере – с другой.

 

 

Орги к нам приехали где-то ближе к трём ночи. Привезли четыре билета.

Четыре.

Нас пятеро.

 

 

Пятый билет оказался у какого-то мальчика, который уже находился где-то в городе, и поехал с ним куда-то гулять на плайю, и потерялся  🙂

 

 

Ребята в лагере ищут мальчика. Потом с этим билетом едут к кордону, надеясь без препятствий его пересечь и доехать до нас, но их не пропускают, потому что у них с собой нет их собственных билетов, они возвращаются и тоже теряются  🙂

 

 

Другие ребята их находят, и самый стойкий (уже в шубке и на велосипеде в виде фламинго) ближе к рассвету нам привозит заветный билет. Это, конечно, было как явление. (Извините за постоянные библейские сравнения, но они тут хорошо коррелируются).

 

 

Мы, тем временем, продолжаем ждать, чувствуем себя одинокими и брошенными инопланетянами на чужой земле,  молимся на разряжающиеся рации, из которых время от времени к нам прорываются голоса ребят с города, и которые дают нам почувствовать себя всё-таки связанными с большой планетой.

 

 

Это всё очень сюрреалистично, двое суток без нормального сна, постоянно в дороге, а теперь ещё эта ночь, эта пыль, эти странные цвета, которые делали весь мир чёрно-белым, а теперь всё становится оттенками серого…

 

 

И разные серые пыльные помощники Петра, которые время от времени появляются откуда-то и исчезают куда-то, и говорят, что всё будет хорошо.

 

 

Когда приехал наш фламинго и привёз билет, солнце начинало восходить над пустыней и окрашивать всё оранжевым, будто запуская живую кровь в этот странный серый организм.

 

 

Мы наконец-то отдаём наши пять билетов пыльному помощнику Петра в виде чёрно-серой девочки в тяжелых ботинках и маленьких трусиках, она считывает с них какую-то определяющую информацию и отдаёт ребятам обратно – один, второй, третий, четвёртый, а мой – тот самый, пятый, который приехал из города, свою информацию не отдаёт.

 

 

Девочка смотрит на меня, спрашивает когда и кто нам его купил, откуда мы его достали вообще, и говорит «Ничего страшного. Сейчас мы разберёмся. Нет причин волноваться».

 

 

Она находит другого помощника Петра, который приносит ноутбук, они вместе пытаются опознать билет, он категорически не хочет опознаваться, но потом, покрутив билет и так и сяк и сделав с ним какие-то манипуляции, они решают, что он всё-таки настоящий, просто странный, и отдают его мне.

 

 

Нас выводят из машины, ставят в сторонке, проверяют всё внутри, чтобы мы кого-то ещё лишнего не привезли, и отпускают. Нас наконец-то отпускают к главной границе.

 

 

Над пустыней встаёт живое, оранжевое, красивое солнце, оно заполняет всё вокруг красками, и мы едем к следующей границе сквозь пыль и свет.

 

 

На границе мы встречаем второго Петра, который ногой на пыли рисует черту и говорит :

 

— Вот видите — черта? За этой чертой всё будет по-другому. Вы готовы к этому?

— Да, мы готовы. Мы уже всю ночь готовы.

— Тогда падайте на землю, и пусть пыль сроднится с вами.

 

 

Нам всё это кажется клоунством, мы падаем на землю, большими пыльными бабочками вымазываемся окончательно в пыли и прыгаем на шею Петру, чтобы он, собака, был так же пылен, как и мы.

 

 

Потом он даёт каждому из нас металлический прут и предлагает ударить в металлический барабан, который своим звуком оповестит всех, что мы теряем свою бёрнерскую невинность и становимся местными. Хочется рассказать ему, что невинность уже давно потеряна в эту самую ночь, но какая собственно разница, если мы уже дома?…

 

 

Мы приезжаем в наш кэмп, ставим машину, вытаскиваем велики и едем хоть чуть осмотреться. Всё странное, всё непонятное, но всё нравится с самого первого взгляда. Короче, любовь.

 

 

В городе нет никакой связи — ни интернетной, ни телефонной, и не ходят деньги — всё, что ты хочешь получить — тебе подарят, всё что ты захочешь отдать – подаришь ты.

 

 

И если отсутствие связи для меня было вообще не проблемой — у меня нет этих коммуникативных зависимостей, то вот момент дарения был очень сложен. Я не привыкла что-то предлагать незнакомым людям, если они у меня это не просят, и для подарков, как говорил незабвенный Новосельцев «нужен какой-то там новый год или восьмое марта».

 

 

 

Мне было сложно дарить что-то незнакомым людям, потому что я не понимала, что им может понадобиться, а что нет, что покажется им хламом и ненужностью, а что будет принято с удовольствием и будет храниться или использоваться.

 

 

Из самого прекрасного, что дарили нам – это были множество светящихся колечек на пальцы в виде цветов, которые по мере умирания батареек перекочёвывали на руль велика, из того что дарили мы – виски, вкусняшки, очки от пыли и мелкие сувениры.

 

 

Город устроен умно и красиво, про принципу циферблата:  в центре стоит человек,  вокруг него – большая площадка плайи, а дальше «по времени» расположены жилые кварталы.

 

 

Сначала вообще ничего в городе не понятно, и кажется, что всё — каюк, разобраться в этом всём нельзя, запомнить невозможно, найти что-то или кого-то нереально.

 

 

Но потом, ты потихонечку везде ездишь, смотришь, и понимаешь, как оно устроено, где какие ориентиры, как и куда тебе нужно повернуть, чтобы хотя бы доехать до «дома».

 

 

И ты такой, гордый и красивый, говоришь «Та ну. Ничего там нет сложного. Всё понятно и просто».

 

 

Но потом наступает ночь. И город меняется полностью.

 

 

Все ориентиры начинают светиться, снимаются со своих мест и начинают двигаться, и ты просто их не узнаёшь, люди из одних образов превращаются в других, и всё шевелится, и всё отдаёт тебе новый свет и звук, и ты вообще не понимаешь, где ты находишься и как ты сюда попал.

 

 

Утром и ночью – это два совершенно разных города.

 

 

Красота, содержание и уровень инсталляций поражают нормального человека настолько, что он никогда уже не будет прежним, дальше он будет продолжать жить как человек, который это видел.

 

 

 

Просто в виду примера, очень понравилась инсталляция. На плайю выходит пирс, нормальный, деревянный, построенный пирс.

 

 

Там всегда собирается куча людей, на этом пирсе. У его подножья валяется акула, недалеко — гигантская медуза, как огромный дом, висит над этим всем. А рядом паркуется маяк. Это просто прекрасно днём.

 

 

А ночью медуза начинает светиться и парить над городом, а маяк – зажигает свет и уезжает. И постоянно перемещается в темноте, сияя как мираж….

 

Маяк – символ стабильного ориентира!! Это была моя любимейшая инсталляция в этом году. Но они там все такие.

 

 

 

Наверное, отдельно нужно сказать про главный храм.  Всех он сильно впечатляет. Люди там оставляют всё, что хотят оставить, прощаются со всем, с чем хотят попрощаться.

 

 

Не могу сказать, что я – чёрствый человек или у меня нет ничего за душой. Но лично на меня храм не произвёл никакого впечатления, кроме того, что он невероятно красивый.

 

 

Всё, с чем я хотела попрощаться, я попрощалась давно, всё, что хотелось оставить позади, давно оставлено. Мне в этом храме делать было нечего.

 

 

Но я понимаю человеческую потребность в чём-то таком, и мне нравится то, что храм сжигают после всего, даже после сжигания самого человека.

 

 

И пыль. Когда кто-то говорит, что такой город можно построить где угодно – он неправ, потому что эта пыль, эта локация – это всё элементы одной цепи, которая и создаёт, то что есть.

 

 

Пыль мерзкая, тонкая, щелочная, солёная, серая и жёлтая, но безгранично красивая и атмосферная.

 

 

Иногда перехватывает дыхание от неё даже в баффе, иногда ничего не видно, иногда она страшно мешает, но без неё не получилось бы такого совершенного действа.

 

 

 

Все дни превратились в один большой день, с перерывами на сон. День, когда мы прибегали в машину, переодевались, встречались и рассказывали друг другу, где и что мы видели, какое всё удивительное, и дальше – или все вместе, или по отдельности, — уезжали дальше.

 

 

 

День, когда каждый рассвет в нём был другим, утром мы выезжали немного поснимать, и каждый раз видели другую плайю.

 

 

День, который постоянно наполнялся какими-то новыми и неповторяющимися локациями и событиями, приносил каких-то новых удивительных людей и их истории.

 

 

День с такими щемящими вечерами, что хотелось упасть на землю, раскинуть руки в стороны, и лежать, и смотреть, как по тебе пролетает пыль и заслоняет собой желтеющее закатное небо, и это было единственное место в моей жизни, где я действительно физически так могла упасть, и лежать сколько мне вздумается возле своего мятно-зелёного велика.

 

 

Интересно кататься ночью по плайе. В принципе, все ездят вокруг тебя достаточно хаотично, каждый едет куда хочет. В любом направлении. Здесь нет дорог, регулировщиков и направлений, здесь всё существует так, как ему вздумается существовать.

 

 

Когда ты смотришь на всё происходящее перед тобой, всё сверкающее, шевелящееся, едущее, горящее, переливающееся, иногда кажется, что ты попал на какую-то ярмарку — карнавал, но потом ты осознаЁшь что это за место, и понимаешь, что ты находишься там, где в этот момент находится центр всей Земли, потому что ничего такого же на Земле больше нет, и никогда уже не будет, потому что и то, что ты видишь – оно через несколько дней безвозвратно сгорит, исчезнет, чтобы через время покрыться тонким слоем воды и лягушек,  чтобы через год родиться заново, чем-то другим, но опять стать центром целой планеты.

 

 

Фееричное, конечно, ощущение.

 

 

Отдельно, наверное, нужно сказать про детей на БМ. Они там как-то просто неуместны. Я видела пару мамаш с младенцами, но искренне не понимаю, зачем подвергать мелкие организмы таким враждебным условиям обитания, и ради чего их тащить туда. Чтобы они с детства привыкали к свободе и творчеству? Это даже не смешно, а идиотично.

 

 

Мне кажется, чтобы даже взрослый человек осилил и понял всю мощь и красоту БМ, ему нужно сначала научиться творчеству, отдаче, свободе в детской жизни, и потом в домашних условиях взрослой жизни. Убеждена, что это место – исключительно для взрослых. Исключительно. Для взрослых.

 

 

 

Пожалуй, один из самых интересных моментов настаёт, когда начинается сжигание объектов.

 

 

В принципе, многие знают время сжигания того или иного объекта, и приезжают туда заранее, но многие не придают этому такого уж сакрального значения (за исключением сжигания самого человека и храма, конечно) или не следят за временем и просто ездят по плайе, видят, что что-то начинает гореть, разворачиваются и начинают ехать к нему.

 

 

Я представляю, как это красиво смотрится сверху, когда чёрное пятно пустыни освещается хаотично движущимися разнообразными объектами, и в какой-то миг, все эти объекты перестают двигаться хаотично, а начинают съезжаться к какой-то одной точке.

 

Очень это, наверное, красиво.

 

 

Вообще, сжигание объекта – это отдельная история. Мы случайно проезжали мимо,  увидели подготовку к сожжению, и остались посмотреть.

 

 

Это очень живое действо, когда инсталляция простаивает свои последние минуты, когда всю её проверяют и перепроверяют по сто раз, когда вокруг собираются и останавливаются проезжавшие мимо корабли, птицы, драконы, люди, велосипеды, когда снимают с неё всё лишнее, когда гасят огни и подсветки, когда поливают её горючей жидкостью, ещё раз перепроверяют, когда создатели с факелами в последний  раз прощаются с нею, обходят её, и поджигают.

 

 

Это красиво, грустно, и очень торжественно.

 

 

Очень печально было то, что это всё имело свой конец.

 

 

В силу определённых обстоятельств, нам нужно было уезжать в ночь сожжения человека, не было возможности остаться на ночь сожжения храма.

 

 

И из-за неудачно взятых билетов из Рино, получалось, что даже само сожжение человека мы можем не увидеть. Мы должны были выехать в десять. Сожжение человека назначили на десять.

 

 

В этот вечер мы отъехали на самый край плайи, туда, где нет почти совсем никого, и смотрели на то, как в центр, к человеку, которому осталось прожить всего пару часов, стекаются все огни, вся музыка и вся жизнь.

 

 

Это были даже не отдельные единицы семидесятитысячного народа, съезжающиеся вместе, а потоки света и энергии, как вода, они все текли в центр.

 

 

А мы стояли на этом тёмном крае, в тишине и темноте, и слушали как легко и тихо позвякивает светящаяся пирамидка – чья-то нирванная инсталляция. Из-за нереальности всего происходящего, казалось, будто мы смотрим на мир со стороны, не принимая участия в жизни, а лишь наблюдая её.

 

 

У нас не было времени присоединиться ко всему народу и поехать в центр. Нам нужно было уезжать.

 

 

Мы направились к лагерю, и уже на границе с жилыми кварталами напоследок  остановились возле одинокой дискотеки, единственной, которая играла в нашей стороне, отсюда хорошо был виден светящийся и пульсирующий центр плайи, мимо нас проезжали другие бёрнеры, махали нам руками, радостно что-то кричали, у нас было ещё несколько минут, мы стояли на окраине, под пустой дискотекой с отличной музыкой и смотрели в центр города, которому осталось жить не так уж и много.

 

 

К нам поочерёдно спускались диджеи, знакомились, приглашали внутрь…  Опять же, интересное ощущение, когда тебя держит за руку человек, радо общества которого тысячи других людей готовы на подвиг, а ты даже не знаешь, как его зовут.

 

 

Я не знаю, как бы чувствовали себя вы в такой ситуации, но мне кажется, я понимаю, как чувствовал себя Бог, создавший наш мир, и оставшийся в стороне от него, наблюдать, как без него живёт эта невероятная штука.

 

 

Там, далеко, человек вспыхнул, взорвался, осветился фейерверками…  Мы бросили последний взгляд на плайю. И уехали.

 

 

 

Как странно было выезжать из города, как странно было пересекать ту самую черту и стену пыли, которая всего лишь неделю назад нас поглотила и теперь выпускала, совсем других.

 

 

Какой контраст между въезжающими и выезжающими нами, какой гротеск – снова оказаться в дефолтном мире.

 

 

Я знаю, что обязательно туда вернусь, поэтому, думаю, хорошо, что мы не попали в центр на сожжение, и что не видели сжигание храма, и что много-много всего не успели сделать, и что много-много всего сделали не так.

 

 

Мы обязательно вернёмся и всё переделаем. И у нас будет ещё один БМ, которого мы не видели никогда в жизни.

 

 

Это место не про хиппи или казантип, не про фестиваль, искусство или музыку, даже не про творчество и красоту, это даже не про счастье, радость, секс или танцы. Тут чуток другое…

 

 

Вы увидите много видео, фотографий, рассказов и рекомендаций, вы посетите «творческие встречи самопиарщиков» с темами «я был на бёрнинг мэне», которые будут вещать о том, как они там были, много разных людей скажут вам к чему быть готовым и как воспринимать тот мир, но ничего не даст вам настоящего понимания этого города до тех пор, пока вы сами не окажетесь здесь. Потому что он, собственно, состоит из вас самих. То, что вы привозите сюда – это и есть БМ, то что вы увидите здесь – это и есть вы.