Burning Man, the night

Это, наверное, мое последнее послание с той пустыни. Теперь буду жить ожиданием следующего раза.

Там кое-чего многовато, кое-что лишневатое, но хотелось так. Ещё раз прошу прощения за все бока и заваленные горизонты 🙂

Burning Man, daytime

я была во многих пустынях этого мира, и многие мне нравились сильно-сильно, но как-то со всеми расставались без проблем. а из этой я всё никак не могу «выйти».
и вообще не страдаю по этому поводу 🙂

про нас. не про бёрнинг мэн.

наша поездка была странной, но компания хорошей.  на видео, в общем-то, мы. вряд ли будет интересно кому-то, кроме непосредственно участников, но с другой стороны — почему бы и нет?!

пс. бока с горизонтальными/вертикальными кадрами вижу. больше так делать не буду 🙂

Ниагара, Бостон, Нью-Йорк

Дальше начинается смешное и нелепое — Баффало и Ниагара. Когда дома мы продумывали маршрут, я хотела в Баффало переночевать, и даже две ночи (я боялась что будет плохая погода), но Галя меня отговорила каким-то фантастическим образом.

 

 

далее...

Ехать от Вашингтона действительно далеченько — 13,5 часов со всеми пересадками. Наш билет состоял из трёх частей: сначала нас из Вашингтона везли в Нью-Йорк (очень интересное сравнение, после очаровательной Филадельфии, после чистого и просторного Вашингтона, такое чувство, что тебя сбросили куда-то далеко вниз, в не самый худший и особенный круг ада), потом оттуда в Сиракузы, и уже из Сиракуз — в Баффало.

 

То, что это не всем надо — это факт.

Во-первых, сложноватая дорога, во-вторых, в Баффало абсолютно нечего делать, в-третьих, Ниагара — не самый прекрасный водопад на планете. Я не знаю, кому как, но мне кажется, если вы видели Игуасу в Аргентине, то вряд ли для вас будут существовать другие водопады.

 

 

Но, как говорится, охота пуще неволи. Мы решили, что раз уж мы в этих краях, то мы должны его увидеть, ну хотя бы для того, чтобы сложить своё собственное мнение. И те две запланированные ночевки в Баффало ненавязчиво превратились в ни одной.

 

Наш автобус прибывает в Баффало в 6.30 утра, весь день мы собирались уделить Ниагаре и ночным же автобусом (в 11.30 ночи) уехать дальше, в Бостон.

Забегая вперёд, скажу, что 11.30 ночи — это очень поздно, но раньше рейс был только в час дня,  что слишком рано.

Мы приехали утром, когда на улице было ещё темно и снаружи был холод собачий, зябкий и противный, с мокрым снегом и ветром. После +18 в Вашингтоне, всего лишь вчера, совершенно не хотелось верить, что где-то тут всё-таки есть зима.

 

 

На сайте автостанции в Баффало написано, что у них есть камера хранения. Мы думали приехать утром, бросить там чемоданы, пойти гулять на водопад, а вечером их забрать. Но не тут-то было. Камеры хранения были здесь сто лет назад, и сейчас никто, абсолютно никто в пределах автостанции не может нам помочь с этим вопросом.

Ок, решили мы, поедем на Ниагару, там посмотрим, что делать с чемоданами. На станции пока ждали открытия окошка информации, познакомились со всеми бомжами и работягами, выпили отличный кофе и позавтракали, ну и когда смирились с тем, что чемоданы придётся брать с собой, пошли на автобус.

От автостанции Баффало до Ниагары ходит автобус 40А, каждые полчаса. Билет можно купить заранее, 2 дол, можно у водителя, но нужно давать деньги без сдачи.

Ехать минут 40-50.

 

 

Идеальный вариант — выйти из автобуса возле визитор-центра. Там вам дадут всю информацию, расскажут что где как, и в каком направлении нужно идти к водопаду, и главное — эти золотые люди бесплатно разрешают у них оставить чемоданы. Правда только до 16.30, т.к. центр работает до 17.00

Это, конечно, нас сильно ограничило. Потому что, если вы хотите глянуть на водопады в темноте (а я хотела), со всякими подсветками и прочими милостями, сделать это будет затруднительно, потому что тащиться с чемоданами под мокрым снегом к водопадам… я не уверена, делает ли так вообще кто-то.

 

 

Нашли тут черных белок. Я никогда в жизни даже не слышала об их существовании, поэтому очень им удивилась и восхитилась.

Они тоже большие, как слоны. По-видимому, тот кому в Америке жить хорошо – это белки.

 

 

Как примерные дети, мы выгуляли на водопаде всё время до полпятого, нашли тут хард рок кафе (это самое приличное заведение в окрестностях, остальное всё очень грустное или закрыто зимой), и очень прекрасно там пообедали, забрали чемоданы в центре и что делать?- поехали обратно в Баффало.

 

 

Если вы так будете ехать, то нужно иметь в виду, что остановка автобуса обратно — это та же самая остановка возле визитор-центра, на которой вы вышли по приезду.

На автостанции в Баффало мы каким-то волшебным образом очаровываем большую негритянку с длинными и пушистыми приклеенными ресницами на стойке грейхаунда, и она соглашается на несколько часов всё-таки приютить наши чемоданы.

Мы думаем «Нет, нет, нет, мы не слабаки, мы не будем пять часов торчать в тёплом и чистом здании автостанции, где пахнет ванильный кофе и бродят странные и колоритные негры-бомжи. Нет, мы пойдём и найдём что-то  интересное в городе» ну, без чемоданов это вообще показалось изумительной идеей.

 

 

Был вечер 29 декабря, на улице мало того что метёт мерзкая сыпь, так ещё и дует ветер такой силы, что немножко гнутся даже столбы со светофорами, а те что на проводах посреди дороги — они почти крутятся небольшими пропеллерчиками.

Стоит ли упоминать, что закрыты все заведения и на улице нет людей… никого, от слова вообще. Как будто они специально все куда-то попрятались от нас. За всю нашу прогулку мы насчитали их какие-то пару дюжин, за несколько часов. Правда тут есть каток, вот там было немножко людей и ёлка. Но они, наверное, просто не ожидали нашего тут появления и не успели спрятаться.

 

 

Нагулявшись и продрогнув до костей, мы-таки решаем вернуться на нашу тёплую и уютную станцию, к нашим родным негритянским бомжам, и тут уже сидим с кофе до самого отправления автобуса.

Обратно мы ехали через всё те же Сиракузы и Олбани, но наш Бостон был не конечной остановкой этого автобуса, большинство людей валили в Канаду, контингент презабавнейший.

 

 

Напуганные тем, что на нашем пути могут встретиться не только города-взрывы типа Нью-Йорка, не только города-цветы, типа Филадельфии или Вашингтона, но и города-черные дыры, типа Баффало, мы не представляли чего ожидать от Бостона, и просто на всякий случай готовились к худшему.

 

 

Рано утром на следующий день мы прибыли на автостанцию и пошли искать кофе и еду. Сбоку от станции есть целый фудкорт, но есть нам нечего (может быть, правда, потому что это было утро), но зато есть кофе и дикие сквозняки. Ну как нечего есть – всякой дряни полно, но она какая-то некузявая.

 

По счастливому стечению обстоятельств, мы себе тут бронировали тот же самый club quarters что и в Вашингтоне https://www.booking.com/hotel/us/club-quarters-in-boston.ru.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=45a907ae61e9eaa68292fc31a065eb64 . Тепло, чисто, уютно, чайник, кофе, в коридоре можно набрать всё ту же воду, даже бутылочки для этого предусмотрительно выставляют, отличное расположение, несколько минут от автостанции, и к тому же они нас поселили сразу же по приезду. И не пришлось заморачиваться с чемоданами, ценность этого жеста очень чувствуется после двух ночей по автобусам.

 

Мы бросаем чемоданы, вымываемся, переодеваемся и уходим в город. Знакомиться, так сказать.

 

 

С самого начала, у нас была робкая надежда, поехать на кораблике из Бостона смотреть на китов, но на ресепшене нам ребята сказали, что в зимние месяцы никто из моряков туда сейчас не ходит, и мероприятие это практически неосуществимое. Мы расстроились, но не сильно.

У нас ещё был план  погулять по городу, по городскому парку, тут мы себе опять нашли белок.

 

 

И даже белых. Белых белок.

 

 

Я никогда такого раньше не видела, и они меня поразили ничуть не меньше, чем черные белки на Ниагаре.

 

Нашли тех самых уток, про которых написана целая книжка  https://ru.wikipedia.org/wiki/Дорогу_утятам!  (это вообще, с моей точки зрения, один из восхитительных примеров, как из ничего сделать что-то, и оно получит премию и будет ещё и турьё в город привлекать).

 

 

Хотели зайти в Кафедральный Собор, но он был полон молящихся мусульман, мы даже повернули сразу уйти, но местный священнослужитель заманил нас, и рассказал историю о том, что в какие-то дни собор живёт своей нормальной жизнью, а в какие-то дни предоставляет площадку для молитв другим конфессиям. В нашем случае – мусульманам. Я такое поведение собора встречаю впервые в жизни, и это немножко перевернуло моё сознание. И вот тут хотелось бы увидеть хоть одну мечеть, которая пустила бы к себе молиться православных.

 

К полудню мы решили всё-таки ехать к жемчужине Бостона (опять же, с моей точки зрения) – Музею Изящных Искусств http://www.mfa.org 

 

Богатые экспозиции, неожиданно встреченные любимые картины (как минимум, дюжину я их насчитала. Я никогда не задумывалась где они находятся, и эта встреча для меня была как гром среди ясного неба, я ходила и всё время спрашивала у Гали «это правда оригиналы?»)  🙂

 

 

В общем, я не могла поверить, что стою именно перед теми самыми настоящими полотнами, и не хотела от них уходить. Кроме того, музей огромен, и все люди, которые там шарятся, они как-то ненавязчиво распределяются по его территории и тебе кажется, что ты всегда один, ну или как минимум, тебе вообще никто не мешает наслаждаться тем, что даже не верил тут встретить.

 

 

Мы там провели восемь с половиной часов, и некоторые залы успели только мельком глянуть. Вышли мы уже перед закрытием, с шутками и прибаутками, что музей так огромен, что нас легко в нём забыть и закрыть на ночь, и мы бы там спали среди картин, и мумии гонялись бы за нами по большим и пустым залам… . При таких раскладах, в Америке вообще жильё можно не бронировать, жить себе среди каучей, автобусов и музеев 🙂

 

С этим музеем у нас случился только один подвох: мы приехали к нему на метро, купив одноразовый билетик метрокарда, а когда уезжали обратно, надеялись таким же макаром купить одноразовый билетик на метро снова, но не тут-то было.

В окрестностях остановки нет ни одного автомата, который бы продавал эти метрокарды, но продажа – это не всё. Чтобы уехать с этой остановки, вам нужно не просто иметь при себе этот метрокард, но и валидировать его. На остановке стоят два автомата по валидации карт, и ни один из них не работает.

На долю секунды мы даже растерянно задумались, что же делать. Вариантов нет совсем никаких. Когда пришел поезд, мы попросили водителя оплатить проезд у него внутри, но его автомат почему-то не принимал деньги, и нам оставалось либо уходить обратно в ночь Бостона, либо неизвестно что делать.

Водитель посмотрел на эту всю трагедию, махнул нам рукой и сказал, чтобы мы заходили бесплатно. Бесплатно. Мы были очень удивлены.

 

 

Честно говоря, в наших планах на этот день было ещё завеяться куда-то в ночной клуб, потанцевать, и как говорится проводить старый год с шиком, шампанским и весельем. Но мы после музея были такие упаханные (может быть, конечно, ещё сказались две бессонные ночи в автобусах), что нас хватило только на пару бокалов пива и гигантский ужин в соседнем с нашим отелем баре.

Опять же – маленький дополнительный плюсик отелю: прелестный бар просто в соседней двери, со вкусной едой и выпивкой. Как мы уже знаем по опыту, найти приличные и приятные места где можно вкусно поесть в 11 ночи – это квест и непосильная задача во многих городах, и не только Америки.

 

На следующий день мы опять на автобусе возвращались в Нью-Йорк. Возвращались в самый главный город нашего путешествия, и место встречи Нового Года, о котором мы так сильно мечтали.

 

 

Как я уже упоминала, возвращение в Нью-Йорк – это как падение с крыши кафедрального собора в подвал андеграундного ночного клуба.

В первые же секунды после выхода из автостанции на нас обрушиваются все бомжи, сумасшедшие, калеки, попрошайки, продавцы новогодних очков и хлопушек, негры с рекламными постерами, странные девки с призывными взглядами, шум города, вой сирен, непрерывный поток человеческой массы в разные стороны…

 

 

Вся ситуация усугубилась тем, что было около четырёх часов вечера 31 декабря, город готовился встречать Новый Год, половина Манхэттена была перекрыта со всех сторон вокруг Таймс Сквер, и соответственно все люди, которые в нормальных условиях могли бы как-то рассредоточиться в тех улицах, были вынуждены уплотнить из без того концентрированную массу на нескольких больших авеню.

И тут, такие мы – очень миленькие, чистенькие, с чемоданчиками и совершенно охреневшими глазами 🙂

 

 

Если бы я оказалась в этой толпе и мраке где-нить в Киеве, я бы уже испсиховалась вся и изнервничалась, но тут… во мне всё подпрыгивало от дикого восторга, я только успевала время от времени выискивать глазами постоянно оттесняемую от меня Галю, и ошалело ей шептала «Галя, мы — в фильме!» 🙂

Чтобы вы понимали, Галина моя – совершенно не киноман, думаю, я бесила её этим ещё больше, чем всё окружающее нас безобразие.

 

Наш отель https://www.booking.com/hotel/us/doubletree-metropolitan.ru.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=45a907ae61e9eaa68292fc31a065eb64  находился в очень хорошем месте, мы впоследствии могли от него пешком минут за 15-20 дойти и до Таймс Сквер и вообще до любой центральной точки города,  кроме того, прямо под боком у него есть станция метро, и тут же есть небольшой магазинчик, где можно купить всё чего не хватает для счастья (кроме алкоголя), и как вишенка на торте — отличное кафе в соседней двери, где подают и чай, и кофе, и бутеры, и свежую выпечку.

 

 

Отель немножко усталый, но чистенький, качественный, с намёком на былую понтовитость, по пять полотенец на человека, ежедневно всё меняется/убирается, все вежливые и чуток чопорные. Из плохого – в обычных условиях в комнатах нет вайфая (только в спец.номерах и общественных зонах), но, так как мы прибыли в новогоднюю ночь, нам подарили пароль, код, и мы пользовались им всё время без проблем.

Дойти до отеля от автостанции просто и недолго, если у вас не перекрыты улицы, но если перекрыты, но придётся обходить полгорода аж до центрального парка и обратно. Я хочу сказать, что это было фу-как-плохо, но я была в таком радостном и  восторженном ужасе, что просто наслаждалась и кайфовала 🙂

 

 

Мы понимали, что продвигаясь такими темпами, мы придём в отель глубоко вечером, и смотрели по сторонам в поисках каких-то алкогольных магазинов, чтобы купить себе по пути что-то вкусненькое на провожание старого года, и не найдя ничего более достойного, купили себе бутылку сидра (я даже улыбнулась – второй год подряд встречать новый год с безалкогольным сидром становится моей личной традицией, но прошлый год, ладно – то была мусульманская Малайзия, а этот – Нью-Йорк! улыбнулась ещё раз), ну и всяких шоколадок-фруктов-печенек.

В местных магазинах продаётся много протеиновых штук, что непривычно для моих глаз, я предлагала Гале купить протеиновые батончики, но она сказала, что встречать Новый Год с бутылкой сидра и протеиновыми батончиками – это совсем за гранью добра и зла, и мы их не взяли.

 

 

В отеле нас поселили довольно быстро, мы едва придя в себя, побросали всё что нажито непосильным трудом, хлопнули бутылку сидра, таким образом встретив Новый Год по украинскому времени, и отправились куда-то в сторону Таймс Сквер, прощаться окончательно с уходящим годом и ассимилировать в Нью-Йорке второй раз.

 

Улицы, вливающиеся в Таймс Сквер, действительно уже были перекрыты со всех сторон, мы так и не смогли понять с какой целью, вероятно, они пустили туда какое-то критическое количество людей, а остальную массу оставили «снаружи», чтобы они там не передавились все. Ну, это единственное разумное оправдание, которое я могу придумать.

 

Когда-то, очень давно, у меня была мечта встретить Новый Год на Красной Площади. Как все мои мечты, она в конце-концов осуществилась, шокировав меня, напугав, и заставив поклясться – никогда, никогда больше так не делать, и трансформировавшись в мечту встретить Новый Год на Таймс Сквер 🙂

Опыт новогодней Красной Площади позволил мне не тащить Галю сквозь все кордоны полицейских, придумывая методы и способы проникновения, а просто нагулявшись по улицам, глянув со стороны на шар, часов в 11 ночи развернуться и уйти в наш отель, встречать Новый Год в тёплом, красивом баре, с голыми плечами и шампанским, вместо того, чтобы толкаться в плотной массе сумасшедших под шаром на холодной улице.

 

 

У нас, конечно, была идея, заранее себе забронировать местечко в каком-то ресторане на эту ночь, но, во-первых, мы не собирались нигде торчать всю ночь, во-вторых, стоит это не то что неприличных, а прямо скажем совершенно невменяемых денег, а в-третьих, стоять в очереди в ресторан, в котором у тебя даже забронирован столик – это как по мне, нонсенс.

 

 

Поэтому, нагулявшись вдоволь на улицах новогоднего Нью-Йорка, мы вернулись в отель, спустились в бар, и там пили шампанское, знакомились с окружающими людьми, бармен на нас надел какие-то бусики-короны-мишуру, дал в руки дудочки, и мы очень весело посмотрели шар в прямом эфире, на экране висящего тут же телевизора, нас окружали приличные, красиво одетые люди, которые в нужный миг тоже бросались обниматься и поздравляться, а первая песня, услышанная нами в этом новом году, сразу же после шара, была именно она — «Нью-Йорк, Нью-Йорк…» Синатры, и сразу же за ней моя любимейшая — «wonderful life» Армстронга. Я бы удивилась наверное, если бы точно не знала, что нахожусь в самом сердце своей мечты, тут и не могло быть по-другому.

 

 

Мы в эту ночь нахлестались шампанского до такой степени, что когда под утро ехали в свой номер, какая-то пожилая пара не села с нами в лифт, хотя, точно говорю, мы выглядели очень прилично! Просто улыбались наверное им 🙂

Было весело. Было просто отлично.

 

 

Но Нью-Йорк – это не одна новогодняя ночь, у нас ещё было громадьё планов. Поэтому, первого числа мы заставили себя встать с тёплой, мягкой кровати, привести себя в порядок и бодрый дух, напились кофе с какими-то бутерами и маффинами в кофейне по соседству, и пошли навстречу следующей моей мечте.

 

 

Когда впервые в жизни я попала в Париж, почти в полночь, я сразу же пошла к Эйфелевой башне. Ночью. Пешком. Я думала, что банальнее вообще ничего нельзя придумать, но, оказывается, можно. В Нью-Йорке я пошла к статуе Свободы.

Я – очень счастливый человек, потому что у меня есть друзья и попутчики, которые не то что не боятся моих банальностей, но и легко соглашаются участвовать в них. Чтобы вы понимали всю глубину трагедии, забегая вперёд скажу, что шли мы к ней целый день, а можно было просто 15 минут проехать в метро  🙂

 

 

Но, отодвигая шуточки в сторону, нужно сказать, что всё дело было, конечно, не только в статуе Свободы, а в том, что мы хотели гулять.

 

 

Мы хотели гулять по всем этим улицам, по всем этим манхэттенам, пятым авеню, бродвеям и прочим уолл стритам, нам хотелось всё это видеть, везде постоять своими ногами, везде заглянуть своими глазами, и да, на это ушёл практически целый день, невероятно прекрасный день первого января.

 

 

На Юнион Сквер нашли известный метроном с цифрами, которые все ошибочно принимают за размер госдолга США. На самом деле он вот о чём:

http://vgannaa.livejournal.com/134006.html

 

Уже к вечеру мы дошли до Бруклинского моста, куда я, конечно же, потащила Галю. Она упиралась всеми руками и ногами, и в конечном итоге ей удалось вырваться из моих цепких лапок, и остаться меня ждать в самом начале моста, а я, как умная и красивая, потащилась с дичайшей толпой дальше по мосту.

 

 

Это не то что не всем надо, это вообще никому не надо. Если в начале моста толпа – это ещё просто толпа, то ближе к середине она превращается в плотное месиво из людей, которые не движутся, а просто стоят в две стороны, иногда переваливаясь с ноги на ногу. Зачем эти все люди идут на мост? Почему они туда идут? Я искала потом в интернете, никто ничего такого не рассказывает. Что они там видят такого, что это стоит несколько-часового толкания среди себе подобных? Я не смогла разобраться с этой загадкой ни тогда, ни после.

 

 

Осознав куда попала, я развернулась (переступила на сторону стоящих обратно) и мало-помалу всё-таки вернулась к Гале. Я не дошла не то что до середины, я не дошла даже до его первой арки. Это адское движение по мосту не рекомендую никому, и не понимаю, что там происходит. Только невероятная красота, в виде статуи Свободы в подсветке, запрыгивающей на крышу Эмпайер Стейт Билдинг на фоне небоскрёбов и фейерверков могла бы хоть как-то оправдать всех этих людей. И то… сомневаюсь.

 

 

Мы спустились с моста, и пошли вниз к набережной, чтобы глянуть на него же, снизу. Вот это другое дело, вообще никого нет, тихо, спокойно и симпатично.

К набережной, откуда вдалеке можно увидеть статую Свободы, мы пришли в полной темноте, и тут тоже не было никого, вот просто ни души. Только одинокая крыса прыгнула в кусты, напугала мою Галю, и она наотрез отказалась идти дальше. С большим трудом я дотащила её до воды, мы там спокойненько нагулялись, нафотографировались, и хоть статуя отсюда видна очень плохо, но сам факт – мы к ней пришли, я осталась довольна.

 

 

Ещё одним шоком в этот день был для меня бык на Уолл Стрит. Если вы подготовлены, и что-то читали про поведение людей у быка, то вас наверное это так не впечатлит. Но я ничего не знала, ничего не читала, и просто обалдела, когда увидела, что к быку с двух сторон стоит гигантская очередь из сумасшедших, которые с одной стороны пытаются залезть ему на голову и сфотографироваться (те что не залазят – там не так-то и просто это сделать – они просто лезут ему в морду), и которые с другой стороны залазят ему практически в жопу, хватают за яйца и очень счастливо из жопы выглядывают, опять же – фотографируются. Это настолько треш, что я даже со стороны не захотела это действо сфотографировать. И очередь! Господа, там несоизмеримых размеров очередь в две стороны, чтобы сделать эту фоточку. Ступеньки Рокки в Филадельфии и та очередь на фоточку – это верх пуританства по сравнению с этим быком.

 

 

Что ещё меня позабавило в Нью-Йорке — первого января, часов уже с 11 утра мы видели на улицах выброшенные ёлки. И далеко не одну. Первого января! Как я это вижу: люди такие, нарядили ёлку перед новогодней ночью, погуляли, оторвались, а утром, как только проснулись, сразу же пошли ёлку разбирать и немедленно выносить из дому. Т.е. когда я отмечаю нг дома, ещё голая, в одеяле и мандаринах, нежно сплю, ньюйоркцы уже разбирают и выкидывают ёлки…  Только хардкор… Это вам, конечно, не жить с ней до мая…

 

Таким же макаром, через Чайнатаун и Итальянский район мы пошли обратно в центр.

 

Так как мы находились в Нью-Йорке – месте, давшему миру брауни, мы хотели именно здесь его попробовать. Галя моя даже специально отказалась пробовать его в Италии (где, к слову сказать, был один из вкуснейших брауни в моей жизни). Каково же было наше разочарование, когда мы облазили весь Манхэттен и не нашли ни одного места, где подают тот что надо брауни! Мы настолько были уверены, что они тут на каждом углу и в каждом ресторане, что даже заранее не намечали никаких спец.мест.

 

 

В этот день мы хотели совершить ещё одну попытку найти ночной клуб и кутить всю ночь, но прилезли обратно так поздно, что даже рестораны все были закрыты и ужинать пришлось пиццей по ходу к отелю, и уставшие были порядочно, забили на это дело.

 

 

Ещё, в Нью-Йорке мы хотели зайти в Тиффани, и уже с вечера предвкушали, как это будет прекрасно завтра.

Мы проснулись под звуки дождя. Вода потоками стекала по небоскрёбам и терялась в серости улиц, где-то там, внизу. Мы смотрели в окно с нашего 11 этажа на улицы, заполненные зонтиками и мокрыми спинами, и выходить не хотелось вообще.  Но мы взяли себя в руки, пошли купили у китайцев по зонтику, и направились-таки в Тиффани. Что сказать… магазин и магазин… Вот вообще не впечатлил.

 

 

Мало того, что там безумные ценники (я понимаю, марка, история, и всё такое), но там ещё и нет практически никакого выбора. Можно, конечно, выбрать что-то за десяток тыщ долларов, но вся круть и красота этого изделия будет абсолютно не в дизайне или изяществе, а просто в камнях как таковых. В общем, я разочаровалась полностью, и больше в этот магазин меня не тянет 🙂

 

 

 

В Нью-Йорке большие, прекрасные, толстые белки. Вообще, всё наше путешествие было пересыпано встречами с белками, они стали таким себе, небольшим символом той Америки, где мы ездили.

 

 

 

Т.к. мы вчера толком и не увидели статую Свободы, то в этот день мы решили к ней поехать на пароме. Собственно, к ней непосредственно мы ехать не собирались, мы хотели её нормально увидеть со стороны. Для этого есть прекрасная опция бесплатного парома, который курсирует между Манхэттеном и Стэйтен Айлендом.

Ехать очень просто: садимся на метро на зелёную ли желтую ветку и едем до South Ferry или Whitehall, там выходим прямо в терминал этих паромов, буквально несколько шагов, даже зонтик не открывали.

 

 

Паромы ходят часто, места всем предостаточно, хоть очередь сначала и пугает. На пароме все рассортировываются по двум палубам, и людей хоть и много, но всё видно в окно, пусть оно и грязное и снаружи идёт дождь. Мы туда ехали внутри, а обратно решили остаться снаружи.

На удивление, никто никому это не запрещает, и даже не смотря на дождь и ветер, снаружи нам нравится намного больше. Там, правда, немного места, но и желающих было немного.

 

 

Кроме статуи Свободы, мы здесь ещё хотели глянуть на город сверху. И вместо того чтобы лезть на Эмпайер Стейт Билдинг или прочие рокфеллер центры, (чисто по техническим соображениям – шёл дождь, и мы подумали, что лучше заплатим деньги за этот подъём в следующий раз, когда будет хорошая погода), мы решили испробовать бесплатную опцию – бар “54” на крыше отеля Hayatt Times Square.

 

 

Попасть в него очень просто. Заходите в фойе отеля, говорите, что вы в бар и вас либо пропустят, либо выпишут вам пропуск и тоже пропустят. Единственное на что нужно обратить внимание – это то, что бар начинает работать с 16.00, и до этого времени даже лифт на этот этаж не идёт.

Мы не знали этого нюанса, приехали туда раньше, заходим в фойе, проходим к лифтам, нажимаем 54 этаж, лифт не реагирует,  удивляемся. Выходим, снова заходим, снова жмём 54 этаж – не реагирует, ещё раз удивляемся.

Но мы ж не из тех кто сдаётся. Решаем схитрить: жмём 53 этаж, выходим на 53-м, находим пожарную лестницу и по ней поднимаемся до пожарного выхода на 54 этаж.

Дверь закрыта. Мы опять удивляемся (сейчас я представляю, как весело было за нами наблюдать службе охраны), и решаем всё-таки спуститься в фойе и спросить, что-за-нахрен 🙂

Нам там всё разъяснили, попросили подождать на диванчике до открытия бара, а после 16.00 мы благополучно поднялись на 54 этаж на лифте.

Конечно, нужно обладать определённой долей нахальства, чтобы подняться в пустой бар, который только открылся и спросить «а можно мы у вас глянем что там на крыше?», а потом, осмотревшись, сказать «спасибо», и свалить. Не думаю, что это было изящно и интеллигентно, но уж как было, так было. После манипуляций с лифтом, нашей репутации уже нечего было бояться  🙂

 

Не могу сказать, что с этой крыши открывается какой-то необычный или духзахватывающий вид, но в целом миленько, и довольно интересно, и как альтернатива платным подъёмам и как подготовительный шаг к ним – вполне себе.

 

 

Ещё у нас на этот вечер была запланирована одна из главных изюмин этого путешествия – мюзикл на Бродвее. Дома мы долго обсуждали, и выбирали, что мы хотим посмотреть больше: «Призрак оперы» или «Чикаго». Остановились на призраке и остались этим очень счастливы. Билеты тоже покупали заранее на сайте, выбирали хорошие места, и очень-очень лелеяли эту затею (непонятно, как мы с собой не потащили вечерние платья по такому случаю, могли ведь).

 

В час Х мы пошли на Бродвей, красивые, всё-таки в платьях, с билетами в руках и трепетом в сердце. Мы там появились минут за 30 до начала, и увидели, что практически от Таймс Сквер и куда-то вглубь Бродвея тянется длинная и страшная очередина. Мысли, что эта очередь стоит в НАШ театр, у нас даже и близко не было. Только когда мы стали к нему подходить ближе и ближе, в нас стали закрадываться сомнения и удивление… Единственное как мы себе это всё объяснили – это очередь тех, у кого нет билетов и кто хочет попасть на призрака сверх лимита 🙂

 

 

В реальности же – это была очередь тех, кто стоял с билетами. На входе довольно оперативненько проверяли сумочки и очень цивилизованно всех пропускали. Просто потому что мы уже пришли ко входу (не веря до последнего момента что это — НАША очередь), мы уже не стали возвращаться, и идти, как приличные люди, становиться в хвост, а просто прошли сразу. Не могу объяснить, почему такая очередь образовалась, но если бы мы её стояли, то вовремя на спектакль не попали бы – это факт.

Ещё из странного – в гардеробе за хранение верхней одежды берут мзду в 2 доллара, из-за этого вся публика сидит в шубах, пальто и прочих мехах, т.е. можно было смело идти в пижаме, а не в красивых платьях, как мы 🙂

Зал полон, от слова абсолютно. Это был первый живой мюзикл, который я видела в своей жизни, и я очень счастлива, что увидела его именно тут. Это надо, очень надо. Всем. Как минимум, это очень атмосферно, и конечно, само осознание, что ты смотришь этот мюзикл на Бродвее, непосредственно в Нью-Йорке – делает своё дело, эмоции переполняют, хочется целовать стены 🙂

 

 

Завтра мы разлетались по нашим странам, по нашим домам. А мы так и не попробовали брауни в Нью-Йорке.

Мюзикл закончился где-то около 11 ночи, само собой, практически все нормальные рестораны уже ничего не подавали, а то и вовсе были закрыты. И тут – нам на пути встречается хард рок кафе на Таймс Сквер, мы заваливаем в него, спрашиваем про брауни, «да – говорят нам, — есть у нас».

Очень радостные, мы остаёмся там. Нам приносят две порции гигантского десерта, наполовину состоящего из брауни-подобного бисквита, наполовину из мороженого, а наполовину из безумного количества химических сливок, всё это посыпано шоколадом и прочими орешками, жирное, огромное, засунутое в необъятных размеров бокал. В очередной раз мы понимаем, что с брауни у нас в Нью-Йорке всё-таки не сложилось. В следующую поездку специально наметим пару заведений, где же его всё-таки подают.

Заранее спасибо всем, кто может что-то порекомендовать.

 

 

Каждый день мы ходили мимо Собора св. Патрика, и каждый день говорили себе, что нужно обязательно в него зайти. Но там столько всего, в этом Нью-Йорке, то в собор мы забрались только аж в последний день.

 

 

Он очень красивый, большой и впечатляющий. Но идти туда лучше всего с самого утра, чуть ли ни к открытию, потому что потом налазит столько людей, что не протолкнуться.

 

 

Улетала я не из JFK , а из La Guardia. Этот факт мы обнаружили совершенно случайно, когда я пыталась зачекиниться заранее, всё моя невнимательность.

 

Когда ты более-менее разобрался с ньюйоркским метро и более-менее привык к нему, и оно тебе уже кажется почти родным, новость о том, что теперь тебе надо подружиться ещё и с местными автобусами немножко пугает.

Но страшного ничего нет, от слова совсем. Добираться в Ла Гардию очень просто:  садитесь на любую ветку метро, которая идёт до станции Roosevelt Av. (в моём случае это были ветки E, F, M, R), там выходите в сторону 74 str., на выходе из метро переходите дорогу на другую сторону, и вуаля – там стоят автобусы до аэропорта. В моём случае подходил Q70 (они там отличаются, потому что некоторые не едут во все терминалы, например Q70 едет в терминал В, С, D, но не едет в терминал А). Вот тут можно глянуть расписания и рейсы и другую инфу: http://laguardiaairport.com/getting-to-from/

 

 

Ехать нужно немножко заранее, потому что очень много местных рейсов, большие очереди.

 

В итоге, мой чемодан потеряли при пересадках в Париже, домой из Америки в наши -10 я прилетела с зонтиком и фотиком, как настоящая мажорка.  Через неделю KLM мне прислали его домой, целый и невредимый.

 

 

Поездка наша, как предвкушалась, так и получилась – грандиозной. Мы привезли 500+ фоточек-сэлфи, и хорошо если сотку-другую случайных кадров на камере 🙂 Нам было очень весело в Америке, хорошо, восторженно, приключенчески, и всё-всё нужно переделать и проехать заново ещё раз. Ну, кроме Баффало и Ниагары пожалуй 🙂

Нью-Йорк, Филадельфия, Вашингтон

Сказать, что мы мечтали о Нью-Йорке, — это вообще соврать. Мы об этом даже не помышляли. Не знаю, почему, но этот город казался чем-то настолько невероятным, всё равно что полететь на Луну.

Но перед прошлой новогодней ночью я загадала желание: получить американскую визу на 10 лет, и как-то нежданно-негаданно, совершенно спонтанно, я подала доки в посольство и действительно её получила. И вот тут я поняла, что следующий Новый Год нужно встречать именно в Нью-Йорке. Я подговариваю мою подружку Галю, она тоже подаёт доки и получает визу, и мы начинаем планировать наше путешествие.

 

 

далее...

По волшебности звучания Нью-Йорк мне похож на Париж. Это необъяснимо, я была в разных городах и странах интереснее, загадочнее, красивее, дальше, труднее, легче,  любимее, восхитительнее, но вот почему-то именно эти два города мне звучат даже круче чем Луна и Марс.

 

Может это просто влияние всех просмотренных фильмов, любимых полотен, прочитанных книг, случившихся историй, ведь основная их масса зашла в мою жизнь именно из этих городов, но ничего с этим не могу поделать – это именно так.

 

 

Мы решили не сидеть только в Нью-Йорке, а чуток прокатиться по восточной части Америки, маршрут нарисовался такой: Нью-Йорк — Филадельфия — Вашингтон — Ниагарский водопад — Бостон – Нью-Йорк. Так, по-моему, ездит большинство попадающих сюда людей.

 

 

Америка – дорогущая страна, и чтобы как-то сэкономить и добавить изюминок в нашу поездку, мы решили попробовать себя в качестве каучсёрферов.

 

Но, наверное, всё надо по порядку.

 

 

Я летела из Киева, Галя – из Москвы. Галя прилетала раньше меня, и мы договорились, что она меня словит уже на выходе из метро на Манхэттене. Все нас предварительно пугали сложными и запутанными развязками и поездами метро, вот этого момента я действительно опасалась.

В действительности же, всё довольно просто. На всякий случай сайт  http://www.panynj.gov/airports/jfk-airport-connections.html

По указателям и стрелкам в аэропорту  нужно перейти до станции эйртрэйна, сесть в поезд в направлении станции Джамайка и ехать до конца. На Джамайке выходим, идём до метро, перед турникетами в автомате покупаем карту за 8 дол. Проходим через турникет, и на метро едем по линии Е до Сourt sq. Там пересаживаемся на линию 7 и чудесно доезжаем до Central Station, в паре кварталов от которой и находился наш отель.

 

 

Для нормального человека вообще нет никаких проблем. Ну я как я, всё-таки умудрилась сесть на 7 линии не в ту сторону и уехала в Квинсборо, но, отслеживая движение поезда по карте в вагоне, вовремя одумалась, вышла, и, предварительно уточнив правильное направление у местных бомжей на станции (они ошалели от этого, и, пока я ждала обратный поезд, долго колебались – подходить ли ко мне просить денег), вернулась куда надо.

 

 

Нью-Йорк меня встретил ночью, жуткой вонью от горящих хот-догов под дверью вокзала, и радостной Галей. Кстати сказать, этот мерзкий запах горящего масла (или что у них там горит в этих хот-догах, точно будет одной из «напоминалок» о городе, потому что они везде, они всегда и везде, и прятаться от них бесполезно 🙂

 

Первую ночь мы решили жить в отеле, забронировали себе заранее  pod 39 http://www.booking.com/hotel/us/the-pod-39th-street.ru.html?aid=898224&checkin=2016-12-24&checkout=2016-12-25&group_adults=1&app_hotel_id=522337&label=share&from_sn=ios   он чистенький и хороший, но экстремально маленькие комнаты, и ещё практически полное отсутствие приватности: душевая комната отделена от спальной комнаты только стеклянной наполовину тонированной перегородкой.

Нам, в общем-то, ничего, но если ехать с чужим человеком, то не айс.

 

 

Нью-Йорк пробивает сердце сразу же, как только вы бросили чемодан в номере и вышли на Бродвей.

 

Это странный город, не самый чистый, абсолютно не самый зелёный и дружелюбный, но один из самых невероятных. Я ожидала здесь увидеть сплошных стивов джобсов и ричардов гиров, сплошные широкие американские улыбки и клиент-всегда-прав, но этого всего тут нет.

 

Странная, как для меня, система обнародования цен на товары, когда в ценнике пишется цена без налога, а ты сам там ещё должен чего-то высчитывать, жесткая необходимость сверху везде насчитывать чаевые, а не оставлять их по желанию и качеству обслуживания, само обслуживание в магазинах и едальнях быстрое, машинальное, я бы даже сказала нетерпеливо желающее от тебя побыстрее отделаться, у меня в городе в магазинах и ресторанах мне улыбаются в сто раз чаще. У меня в городе – это Днепр, это даже не Европа. И тем не менее.

 

Но Нью-Йорк удивительный.

 

 

Я в сумме ехала и летела к нему сутки, разница в семь часов, усталость стирает немного реальность, но мы ещё несколько часов гуляем по центру, и говорим друг другу «мы в Нью-Йорке!» и зажмуриваемся от счастья 🙂

 

Спим несколько часов, и на следующее утро уматываем на автобусе в Филадельфию. Билеты на все автобусы мы покупали заранее на сайте грейхаунда https://www.greyhound.com

 

Здесь нас ждёт мой первый в жизни опыт с каучсерфингом. Парня, который согласился нас приютить, звали Энрике, мы с ним предварительно списались, обо всём договорились, он предложил заехать и забрать нас с автостанции, и это было отлично.

 

 

Он приехал, мы побросали чемоданы в его машину, познакомились.

— Мы тут хотим досты посмотреть в городе, может с нами?

— Так я вас могу по ним провезти на машине.

— Ну.. спасибо, но нет. Мы хотим походить пешком. Идём с нами.

— Идём.

И он целый день пролазил с нами по Филадельфии, изучая то, что не видел раньше из окна машины. Честно говоря, он не совсем ожидал от нас, что мы такие кони, и упашем его в хламину, и когда уже сели в машину, чтобы ехать к нему домой, все валились с ног.

 

 

К сожалению, это был день непосредственно Рождества и всё, абсолютно всё, вплоть до старбаксов, было закрыто. Мы пили кофе в Севен Элевен, чего-то  ели в Ваве, бродили по улицам, искали мне то самое место о котором я тут мечтала, между делом нашли тот самый мемориал, который мне так нравится…

 

 

и детальки:

 

 

Энрике нас повёл на Rocky Stairs. Я, по незнанию, подумала, что это что-то типа каменистых ступенек таких, а оказалось, что это же то самое место, где тренировался Рокки! (пришлось дома фильм пересматривать 🙂 ) и даже небольшая скульптура там установлена, к которой, кстати, стоит немалая очередь людей, чтобы возле неё сфотографироваться. Вообще, очереди на фотографию с тем или иным объектом нам здесь встретятся ещё не раз, и каждый раз я буду этому изумляться.

 

 

В моей жизни появился человек, который на мои умоляния:

— А давайте совсем немножечко, буквально пару шагов, сбегаем на мост?

твёрдо отвечает:

— Не верь ей, Энрике, она сейчас потащится на другую сторону, в Нью Джерси. Я лучше тут её подожду.

И Энрике, чувствуя что-то неладное, смиренно не идёт со мной.

Я вроде не собиралась на мосту далеко идти, но это очень страшный человек, который столько про тебя знает 🙂

 

 

Сложно сказать почему (я никогда не была в Англии), но всё здесь мне навевало какой-то британский стиль и уклад. С одной стороны очень понравилось, с другой — вообще не создало почти никакого ощущения, что мы находимся в Америке, разве что флаги повсюду.

 

 

Филадельфия оставила очень хорошее впечатление чистенького и приятного города, в котором мы не смогли попасть ни в один музей из желанных, но мы точно решили в него ещё раз вернуться. Я бы оставила на этот город дня три-четыре.

 

 

Вечером, перед тем как ехать домой, мы предлагаем Энрике куда-то заскочить и купить вина или пива. Он нам рассказывает о том, что здесь алкоголь продаётся в спец.магазинах, и конечно же не поздно вечером в Рождество. И действительно, все магазины Пенсильвании закрыты.

— А погнали смотаемся в Нью Джерси? – говорит он нам, — Я там знаю один магазинчик, он может быть открыт.

От чего ж не погнали? Конечно, погнали.

Тот магазин был тоже закрыт, и нам пришлось ехать домой без ничего. Каково же было наше удивление, когда оказалось, что прямо в дюжине метров от дома Энрике есть алкогольный магазин, и он открыт. Мы накупили пива и наконец-то пошли домой.

 

 

Живёт он в своём доме, нам выделил второй этаж, мы переоделись, накупались и ещё полночи разговаривали разговоры о жизни, о странах, о культурах, мире, войне, музыке,  любви и отношениях.

 

В целом, если вы общительный человек, или можете такого из себя временно сделать, то каучсёрфинг — это интересно. Плюсы очевидны, из минусов — некоторое ограничение вашей личной свободы передвижений и действий, но мы подумали, что это несущественно.

 

 

Тем более, что утром Энрике вызвался нас отвезти на автостанцию на машине, чтобы мы не шатались в метро. Это, конечно, был отличный бонус. Прощались с ним сердечно (надо сказать, общаемся до сих пор), и искренне приглашали приезжать к нам в Нью-Йорк отмечать нг ночь.

 

Вообще, когда ты говоришь «приезжай ко мне в Нью-Йорк», вместо «приезжай ко мне в Днепр» — от этого даже голова кружится 🙂

 

 

Этим утром мы уезжали дальше, в Вашингтон. На этот город мы себе отложили две ночи и почти три дня. При этом, жить эти две ночи мы снова собирались у хоста.

После Энрике, всё нам рисовалось довольно радужно и весело. Нашим хостом на этот раз был некий Тарик, сам он из Индии, но по работе два месяца живёт в Америке, компания ему снимает квартиру, и чтобы не скучать, он к себе приглашает путешественников. Его квартира находится не в Вашингтоне, а в Тайсоне, но на тот момент мы вообще не видели в этом проблемы, подумаешь, час добираться на метро, не такое уж и расстояние.

В реальности же всё оказалось чуток сложнее. Во-первых, т.к. мы приехали в Вашингтон утром, нам было жалко тратить 4 часа жизни на поездку два раза к нему домой и обратно. Чтобы погулять в Вашингтоне, мы решили бросить наши вещи в камере хранения, и вечером их забрать, и уже только потом ехать в Тайсон.

Камера хранения на автостанции в Вашингтоне стоит 11 дол в час за одно место, либо 30 дол в день. Плюс транспорт в Тайсон 7,20 дол туда и обратно, экономия получалась сомнительная, особенно учитывая, что в третий день мы тоже не собирались мотаться туда-сюда, теряя драгоценное время, и хотели сразу утром уехать с чемоданами, т.е. опять же, оставить их в камере хранения.

Во-вторых, и это оказалось практически решающим, — несвобода перемещений и зависимость от другого человека, это нам было невыносимо, особенно учитывая, что это всё ещё и нецелесообразно: наш отель стоил 50 дол с носа за ночь, находился в центре и там можно было бесплатно оставить чемоданы на ресепшене хоть до ночи.

Но в день нашего прибытия в Вашингтон мы этого всего не знали, не продумали, не просчитали. Сдали чемоданы в камеру, пошли гулять и осматриваться.

 

Вашингтон — город замечательный, много широких улиц и проспектов, больших и просторных площадей и помпезных зданий, красиво и всё время мне чем-то смахивал на Париж.

Он нам так понравился, что мы аж пищали.

 

Сразу нас в себя влюбил Капитолий. Как только мы приехали на автостанцию, вышли из неё, я сразу же заставила Галю фотографироваться с ним, торчащим где-то очень далеко, а потом и вовсе уговорила всё-таки тащиться прямо к нему.

 

 

Мы на завтра заранее записались на экскурсию по Капитолию через интернет, так что завтра решили идти его смотреть изнутри, а сегодня — снаружи. Вокруг здания относительно немного людей, много пространства, с обратной стороны есть ёлка и озеро. В общем, мы от восторга разве что на пол не падали, и еле-еле оттуда ушли.

 

 

Дальше мы просто гуляли, замечали себе, какие музеи хотим увидеть и куда вообще забраться.

Нашли уютную локацию в самом центре города, хотели сожрать вкуснейшего лосося, но он оказался вообще невкусным, ну т.е. совсем. Это был наш первый миг, когда мы почувствовали тут что-то похожее на разочарование, лосось этот… а дальше — больше.

Время хранения наших чемоданов как раз стало заканчиваться, мы слишком долго гуляли много ели, дурачились, и на автостанцию нам пришлось не то что бежать, а просто лететь и немножко подпрыгивать.

Ну, а когда уже забрали чемоданы, гулять с ними по ночному городу было совсем уж странно, мы решили ехать в Тайсон, искать нашего хоста. Мы заранее договорились, что встретимся на его станции метро и он нас поведёт к себе. Но так как он тоже ехал на автобусе из Нью-Йорка, и его автобус опоздал почти на час,  то мы гуляли на этой станции вдвоём, как несчастные топольки на плющихе, среди жутких сквозняков.

И тут он приехал. Вот, с одной стороны, честно, хороший парень, всё нормально, но мне как подумалось с самого начала, что он похож на персонажа золотой антилопы из мультика, так и не смогла я отвязаться от этой ассоциации до конца нашего знакомства.

 

 

Итак, он приехал, познакомились, пошли к нему домой. Тайсон — интересное место жизни. В большинстве своём — это высоченные многоэтажки, транспортные развязки и ничего тёплого и человеческого он не напоминает. Но если немножко пройти по улицам, то тут можно найти множество жилых районов, очень миленьких и уютных. Хотя в целом, ощущения бурлящей жизни, даже просто каких-то её проявлений, не возникло.

 

У нас по поводу нашего хоста были особенные планы. Конечно же, не в этот первый вечер знакомства, а на следующий. Он в своём профайле несколько раз написал, что любит готовить, и ему нравится узнавать и знакомиться с чужими кухнями. Я наступила себе на хвост и согласилась один вечер посвятить приготовлению чего-то лёгкого и нашего. Это были блины. Мы с собой даже сгущенку притащили.  Но он вообще, т.е. абсолютно не проявил никакого интереса ни к чему, ну и не сложилось.

 

Вот что-то у нас не заладилось, то ли индус нам не понравился, то ли ещё какие нюансы, но мы твёрдо решили, что нет, на вторую ночь тут мы оставаться не будем, наша свобода и хорошее ощущение стоят гораздо больше, чем сэкономленные 20 баксов.

По большому счёту, мы провели очень хороший и спокойный вечер, немного поговорили с Тариком, но вот не создал он никакого тёплого ощущения, мы как девочки, мягко и потихонечку свернули всю беседу и пошли спать.

Нам выделили отдельную комнату, чистую, тёплую, с отдельным туалетом-ванной. Вот, честно, всё было очень хорошо. Но, как говорится, зачем мучиться и страдать, если можно не мучиться и не страдать.

 

Мы полночи проводим в интернете, находим себе на буккинге отельчик прямо под Белым Домом в Вашингтоне club quaters https://www.booking.com/hotel/us/clubquarterswashingtondc.ru.html?aid=343341;label=operasoft-sdO15-343341-;sid=45a907ae61e9eaa68292fc31a065eb64 , бронируем его на следующую ночь, и засыпаем немножко более умиротворённые, зная, что завтра мы будем жить как нормальные люди, свободно и хорошо.

 

Мне кажется, тут была проблема не в каучсерфинге, не в хосте, не в нас, не в Вашингтоне и Тайсоне, а в полной нецелесообразности этого хостинга в этой ситуации. Из-за этого мы теряли много времени, не экономили денег, получали человека с которым не знаем о чем говорить, и обязательства в любом случае быть хорошими и вежливыми.

 

Утром собираем чемоданы и уезжаем в Вашингтон, на прощание делаем пару сэлфи с нашим хостом, благодарим, прощаемся, он говорит, что мы такие миленькие… как барби… Мне хочется переспросить, точно мы вдвоём как барби?? Даже не так.. Я тоже как барби??? Но я стараюсь быть скромной и молчу, хотя сама внутри дико ржу.

 

И только вернувшись в Вашингтон и бросив чемоданы на ресепшене (ранее заселение у них стоит 57 долларов, жесть какая), мы свободно вздыхаем и убегаем снова в город.

 

 

Этот отель — просто верх умильности и радости. Во-первых, он находится прямо над станцией метро. Кроме шуток, выходишь из метро и заходишь в отель. Во-вторых, он находится прямо за Белым Домом, буквально пройти немного мимо здания Эйзенхауэра (великолепное, надо сказать) и —  Белый Дом.

 

 

И в-третьих, маленькое, но приятное: у этого отеля есть интересная фишечка: в коридоре на каждом этаже есть точка, где можно набрать питьевой воды в выставленные здесь же бутылочки. Ну, про чувство чистоты и свободы я уже наверное не буду упоминать.

 

На сегодня мы были записаны на экскурсию в Капитолии. Если у вас есть время и вы будете здесь, обязательно сходите.

Очень красиво, много всяких патриотичных штук, которые оказывают влияние даже на иностранцев, я представляю как это действует на местных.  Нам понравилось очень, очень сильно.

 

 

Ещё тут красивые потолки. Невероятная роспись, которая вполне похожа на скульптурную композицию по всей длине под куполом.

 

 

Обязательно сходите в библиотеку. Во-первых, это красиво.

 

 

Во-вторых, действительно интересно посмотреть как это всё устроено изнутри, как работают конгрессмены, как это всё сделано по-настоящему.

 

 

Старинные и значимые книги все спрятаны за стеклом, но всё равно как-то проникаешься этим всем. Как бы там ни было, тут действительно очень интересно.

 

 

И в Капитолии тоже есть меленькая фишечка. Мы заглянули в местный ресторан внизу, ожидая там встретить пафос и дороговизну, а обнаружили кучу реально вкусной еды и совершенно бесподобные чизкейки, лучшие, которые мы на сегодняшний день пробовали в Америке. Плюс цена. Учитывая, что на улице вы сможете купить жуткий хот-дог за 11 дол, тут на 16 дол вы возьмёте первое, второе и чизкейк 🙂

Вы наверное будете смеяться, но на следующий день мы специально пошли в Капитолий обедать 🙂

Галя в какой-то телепередаче о путешествиях видела, что здесь есть бар с самыми вкусными бургерами в городе, и там их ели даже Мишель и Барак Обамы. Теперь у них в меню есть бургер «Обама» и бургер «Мишель». Вечером мы двинули в Джоржтаун, искать этот бар. Это вообще на другом конце планеты от Капитолия.

Мы конечно кони, мы конечно любим ходить пешком, но наверное туда проще на чём-то подъехать.

Я равнодушна ко всем общепитовским котлетам и не ем их даже в маке, так что я не пробовала эти бургеры, а вот Гале очень понравились. К тому же они большие, одним точно можно наесться.

 

Здесь много прекрасных музеев, большинство из них открываются к десяти, и к открытию уже собираются длинные очереди, из хорошего — они быстро проходят. Мы разрывались, придумывая, как в рамках наших нескольких дней уместить максимум музеев и всяческих достов, — это невозможно.

Выбрали себе музей естественной истории со всякими экспозициями драгоценных камней, динозавров и великолепных фотографий, и проторчали там полдня.

 

 

С одной стороны, всего один музей — оч.мало, но с другой- мы уже твёрдо поняли, что Вашингтон — наш город, и мы сюда обязательно приедем, может быть и не одну сотню раз, всё посмотреть успеем.

 

 

Поэтому мы расслабились, и ходили с большим удовольствием смотрели как из кристаллов добывают драгоценности, или как сделаны кости птеродактиля.

 

 

Обедать мы специально ходили в Капитолий. По большому счету, чтобы туда зайти не нужно никакой записи или чего там, просто стоите небольшую очередь, которая довольно быстро движется, и заходите, и там гуляете где вам вздумается.

 

 

Но вот если вы хотите экскурсию по Капитолию, с фильмами, рассказами и прочими библиотеками, то нужно на сайте Капитолия забронировать себе время https://www.visitthecapitol.gov

Если я не ошибаюсь, там всё работает до четырёх.

щедрик

чуть больше года назад стояли мы в Нью Йорке на пятой авеню, а вокруг происходило вот это:

а сейчас сижу я в Днепре,  вокруг уже потихоньку разворачиваются предновогодние распродажи, везде пахнет мандаринами и всё начинает переливаться и украшаться. я люблю, сильно люблю эту пору.
и захотелось этого щедрика сюда затащить. на память 🙂

а вот, для тех, кто не знает,  как звучит это по-настоящему:

http://afisha.bigmir.net/concert_club/articles/214948-Istorija-Cshedrika—kak-koljadka-stala-mirovym-hitom

 

Burning Man

 

 

Сейчас, когда уже прошло какое-то время, я понимаю, что весь текст выглядит несколько претенциозно и излишне восторженно, но тогда, на плайе, это всё чувствовалось именно так, как здесь написано. Я решила ничего не исправлять и не сглаживать восторги, пусть будет, как было.

 

далее...

 

Я прекрасно помню тот момент, когда мы стояли на плайе, я смотрела на всё происходящее вокруг, и вслух говорила:  «я хочу чтобы это мне потом снилось. долго.»

 

 

И вот, мы вернулись. Всё информационное пространство вокруг сейчас заполнено фотографиями и восторгами тех, кто был там вместе с нами, и оно мне снится. Каждую ночь. В разных контекстах.

 

 

Даже если снится, как я готовлю очередной бизнес-проект,  всё равно вокруг меня светятся огни плайи и захлёстывает музыка, и бизнес-проект связан только с бёрнингом .

 

 

Поторопилась я с таким сильным желанием. Из-за этих снов есть ощущение, что я вроде уже не в Неваде, но ещё и не дома, а в каком-то подвешенном межкосмическом состоянии.

 

 

Не желайте себе таких снов. Это печально.

 

 

Я мечтала о БМ предыдущие несколько лет. Но так, без истерики. Я знала, что рано или поздно попаду туда, я догадывалась, что это моё место.

 

 

 

Соответственно, я что-то читала про сам город, про его участников, про все эти концепции и правила, видела сотни видео, и была уверена, что готова встретиться с этим мероприятием, что мне уже заранее всё понятно, и ехала  я туда совершенно спокойно, зная, чего ожидать.

 

 

Но мир не так прост, как нам иногда кажется.

 

 

Одно знакомое «турагентство», которое возит турьё по всяким интересным местам, решили включить это направление в свою программу. Я подумала, что ехать со знакомыми, которые за тебя ещё и добудут входной билет – это отличная идея, и мы поехали с ними.

 

 

На самом деле, это, конечно же, не единственная опция. Ехать на БМ можно как самостоятельно, и стоять там единолично хоть с машиной, хоть с палаткой (общаясь с народом , я удивилась, как много людей едет именно таким способом), так и можно примкнуть к какому-то лагерю, что веселее, — в месте ваших ночёвок будет происходить какая-то тусня, хоть это и будет одно из самых незначительных мест вашего обитания.

 

 

Не исключено, что в следующем году я опять захочу примкнуть к какому-то лагерю, но может быть и нет.

 

 

Я не буду писать банальности о том, как трудно купить билеты, и как их число ограничено, особенно по сравнению с количеством желающих, и про основные постулаты этого однонедельного города тоже писать не буду. Это можно найти в сети хоть где.

 

 

Для примера:

https://burningman.org

 

или вот первичные инструкции на русском:

https://www.youtube.com/playlist?list=PLqN6eMXe2wf1TiLfKsfvL1MD7rc2P-1B2

 

или вот русское фейсбуковое сообщество:

https://www.facebook.com/BurningManRussia/?fref=ts

 

или вот украинское сообщество:

https://www.facebook.com/groups/467282956728282/

 

 

Наш лагерь жил в RV машинах (ну это такие домики на колесах). Я думаю, что в окрестностях Рино арендовать несколько таких машин на дни БМ – это, вероятно, трудная задача, поэтому наши орги их арендовали поближе к Лос Анжелесу, соответственно, мы все прилетали в ЛА и дальше на них добирались до Рино и в саму пустыню.

 

 

Мне, как не водителю, это было вообще не в напряг, и даже весело и прикольно, но тем, кто не планировал быть все эти 1000 км за рулём, это, наверное, показалось тяжеловато.

 

 

Если жить в таких машинах, то можно существовать в пустыне вполне комфортно, они заправляются водой, в них есть газ. Т.е. можно приготовить какую-то элементарную еду, чтобы не жить на бутерах и сухариках.

 

 

Кроме того, в пустыне можно словить откачивающую машину, которая за 70 дол (в этом году) спасёт вас от ненужных жидкостей внутри машины.

 

 

Я слышала, что есть ещё и машины, которые могут дозаправить вас хорошей водой, но нам не понадобилось, мы накупили воды с собой достаточно, а душ принимали только перед сном, потому что, сколько бы ты ни мылся, ты всё равно всегда будешь белый и пыльный.

 

 

Наша компания предварительно закупалась всем необходимым в волмарте. Составьте себе правильный список всего необходимого, и будет вам счастье. Необходимое – это полный бак бензина, вода, еда, туалетная бумага, что-то пить кроме воды (хочется), что-то из вкусненького (тоже хочется),  пакеты для мусора, у вас обязательно должны быть свои чашка-ложка-миска, велосипед и костюмы.

 

 

Велосипеды так же нужны, как и вода. Во-первых, — огромная территория, которую физически вы задолбаетесь обходить пешком – это несколько километров в диаметре, во-вторых, — пыль.

 

 

Это конечно смешно, но всё-таки. Там, внизу, где находятся головы ходящих, взвесь пыли намного плотнее и ощутимее, чем там, где находятся головы велосипедистов. И потом, кататься на велике по плайе – это вообще отдельное, ни с чем несравнимое, удовольствие.

 

 

 

Конечно, есть опция взять велик напрокат (на предпоследней заправке разбито небольшое плато с прокатом, там можно что-то выбрать), но по стоимости вы выиграете может долларов 20-30, зато будет небольшой напряг с ответственностью, но с другой стороны будет проще с утилизацией. В следующем году я хочу взять велик в прокате.

 

 

Мы наши велики просто купили новые в том же волмарте, по 100 долларов. Очень желательная опция – иметь на велике какие-то карманы/корзинки, и очень обязательная опция – иметь на велике светяшки. Все, какие вы сможете придумать.

 

 

Во-первых, это красиво, и вы, таким образом, сможете влиться в большое количество тех, кто создаёт то, что там творится ночью, во-вторых – это один из главных моментов вашей безопасности на плайе ночью.

 

 

Вас видно – значит, вас не нужно бояться и высматривать, вас всегда можно объехать или обойти.

 

 

И, повторюсь, имея светяшки на своём велике, вы добавляете красоты в тот особенный мир.

 

 

 

 

 

По-моему, это гениальная придумка. Ваше участие, ваша невероятность и красота является вашей же безопасностью. Не недооценивайте этот момент.

 

 

 

Ещё одна важнейшая фишка – костюмы. По сути своей, я – человек, который придаёт много значения тому, что находится у людей внутри, а не тому во что они одеты, и, поэтому, весь этот кипиш с костюмами меня неслабо настораживал, и мне казалось, что вряд ли я смогу стопроцентно влиться в костюмированную массу народа.

 

 

Мы придумали по паре костюмов, и дома мне казалось, что этого сверхдостаточно, наши костюмы были чуток со смыслом тематики этого года, но совершенно не радикальные и не безумные, я их придумывала скорее отталкиваясь от концепции «чтобы нам было удобно и мы не сгорели на солнце». Это была большая ошибка.

 

 

Вы увидите совершенно другой БМ, если вы будете одеты во что-то сверхестественное.  Это так же важно, как велосипеды. Мало того, костюмов должно быть несколько, либо много аксессуаров, которые бы всё меняли. Несколько на день, и в идеале – несколько на ночь. Понятно, что там днём жарко, ночью холодно, и спать некогда.

 

 

 

И потом, основная идея – самовыражение. Нужно самовыражаться так, как нигде и никогда. Тут нельзя сказать, «я в душе – меланхолический флегматик, склонный к созерцанию, и поэтому мой костюм – это неприметная рубашечка и шортики, а мой мир – это дача, водочка и рыбалочка» , если вы действительно такой, то лучше и не ехать в тот мир, который жаждет вашего участия. Активного и тотально-поглощающего.

 

 

 

Маленькая ремарка – я не диктую вам правила, без которых вас куда-то не пустят. Там практически нет запретов. Просто рассказываю о том, что я для себя в следующий раз хочу сделать лучше, чтобы быть с этим городом на одной волне, и, так как я, по сути-то, — человек обычный, то предполагаю, что это всё будет актуально и для других людей.

 

 

Из обязательного, — на себе хорошо бы ещё иметь очки с тёмными стёклами для дня, и с прозрачными стёклами для ночи. И ещё баффы. С ними реально легче дышать и выживать в пылевых бурях.

 

 

Справедливости ради, стоит сказать, что пылевые бури здесь – это явление не постоянное, а даже не такое уж и частое, но хорошая взвесь пыли в воздухе есть всегда, и время от времени она шевелится и перемещается под действием ветра или активности бёрнеров.

 

 

Мы с моим приятелем — типа фотографы, ещё дома прикидывали, что, учитывая невероятность этого мероприятия, каждый даже не второй, а каждый первый там будет с фотоаппаратом, и очень удивились, когда уже в пустыне увидели, что люди здесь вообще не фотографируют, вообще практически не снимают никакого видео, они просто отбрасывают от себя всё, и тупо кайфуют.

 

 

Я буду много раз повторяться, но БМ – это место, где очень обидно не кайфовать.

 

 

Можно, конечно, бухнуть бухлишка, и сидеть с пацанами в лагере, изредка заскакивая на плайю, но ради этого уж точно не стоит платить такие деньги и преодолевать расстояния и препятствия. Это можно сделать и где-то просто на даче.

 

 

Тут нужно самовыражаться и кайфовать. Вот, например, кайфуете вы от того, что умеете варить борщ – варите, кайфуете от того, что слушаете музыку – слушайте, кайфуете от того, что едете на велике  или стоите на безумной едущей дискотеке в виде броненосца – едьте. Нет границ.  Важно только ваше настоящее и полное присутствие. В конце напишу, почему.

 

 

Понятно, что многие люди фотографируют и снимают, но среди тысяч тех кто кайфует, они почти незаметны. Это нас и удивило, и дало какое-то совершенно новое понимание этого места.

 

 

 

 

 

Таких открытий и новых пониманий у нас случалось ещё много за эту неделю, и ни одно из них не опроверглось, когда мы вернулись в этот мир. Нужно сказать, что мы вернулись не теми, что уехали.

 

 

 

Одна девочка позже у кого-то спросила в фб «А как вы теперь дальше живёте после БМ?» и хочется ей ответить – «Очень странно теперь живём. Это нельзя развидеть. Мы другие». Редко после какого мероприятия я такое про себя говорю. А тут – во многом другие.

 

 

Ну вот, значит, закупились мы всем нужным барахлом в волмарте и стратанули из Рино в сторону пустыни.

 

 

Сначала мы ехали симпатичными окрестностями мимо американских городов, на предпоследней заправке присматривались к прокату великов, на последней заправке заполнили полный бак бензином, потом дело скатывалось к вечеру и закату, пейзаж становился всё более унылым и бедным, мы ехали среди каких-то прерий и полей, с низкими кустарниками, а потом и вовсе без особой растительности, а к ночи мы выехали на дорогу, которая уже по чуть-чуть пылила и направлялась в самое таинственное и неизвестное нам место.

 

 

Пробок на этом направлении почти не было совсем, только прямо перед нами случилась большая авария, столкнулись несколько автомобилей, и они застопорили всю дорогу, моментально образовав за собой очередь машин, тянущуюся до видимого горизонта. Скорая, пожарники и полиция приехали моментально, и всё разрулили. Но часик мы, наверное, там потеряли.

 

 

Т.к. поехали мы с «турагентством», то ничего контролировать не могли и, собственно, ответить ни на какие возникающие вопросы тоже не могли.

 

 

Наша автоколонна из четырёх машин в процессе движения по разным причинам сократилась до двух, и последний отрезок пути мы преодолевали в таинственной неизвестности и темноте.

 

Плотные клубы пыли уже начали вырываться из-под колёс, когда мы нырнули в мир другой жизни.

 

 

Это было как пыльная стена, которая разделяет этот мир и тот, которая поглотила нас и пропустила внутрь,  и из которой мы потом, через неделю, вынырнем физически, но ещё несколько месяцев я, наверное, не смогу вынырнуть из неё сознанием.

 

 

В самый последний момент оказалось, что у нашей машины нет с собой билетов, их нужно подождать.

 

Мы подъезжаем к первому кордону, где первый местный «апостол Пётр», услышав нашу историю, разрешает нам проехать, но не к дальнейшим кордонам, а в сторону «D-lot» и там ждать.

 

 

Мы, конечно, перепуганные и нифига не понимаем, но следуя регулировке помощников Петра, заезжаем в сторону и останавливаемся.

 

 

Если большинство бёрнеров попадают из бренного мира сразу в рай, то мы остановились на некоторое время в чистилище.

 

 

Мы все были настроены позитивно, все думали, что знаем куда едем, и что нас там ждёт.

 

 

Нужно было дождаться машину оргов, которые вдрызг разломались по дороге и где-то ремонтировались, и получить от них заветные билеты.

 

 

Я смутно помню время…    Наверное было часиков 10-11 ночи. Мы впятером уже были очень уставшие, но адреналин и предвкушение будущего заряжало нас новыми силами, мы даже шутили и гадали, попадём ли к нашим, в лагерь, до полуночи.

 

 

Один из помощников Петра мне сказал, «Расслабься. Всё, что дальше происходит – это и есть БМ. Вы уже дома».

 

 

Вот это вот «дома» — это, конечно, нифига не дома, даже не близко. Но каждый раз, когда я читаю эту фразу в рассказах других ребят, у меня сладко сжимается сердце – там было инопланетно дома.

 

 

И действительно – слой невиденной никогда раньше пыли лежал под ногами, невиденные раньше люди ходили вокруг, и ночь, и новые машины – подъезжали и уезжали к заветным кордонам, и мы впятером, как выпущенные на волю щенки, постоянно что-то жрём, пьём колу и представляем, как оно всё будет, и ждём…

 

 

Где-то там, через пять километров, в городе, за вторым кордоном, остальные наши ребята из первой машины уже стали лагерем.

 

 

К нашему огромному счастью, кто-то взял с собой рации (вот ещё небольшой лайфхак для едущих компаниями – берите рации, они очень спасают в сложных ситуациях), и мы имели возможность связаться с машиной оргов с одной стороны, и с ребятами в лагере – с другой.

 

 

Орги к нам приехали где-то ближе к трём ночи. Привезли четыре билета.

Четыре.

Нас пятеро.

 

 

Пятый билет оказался у какого-то мальчика, который уже находился где-то в городе, и поехал с ним куда-то гулять на плайю, и потерялся  🙂

 

 

Ребята в лагере ищут мальчика. Потом с этим билетом едут к кордону, надеясь без препятствий его пересечь и доехать до нас, но их не пропускают, потому что у них с собой нет их собственных билетов, они возвращаются и тоже теряются  🙂

 

 

Другие ребята их находят, и самый стойкий (уже в шубке и на велосипеде в виде фламинго) ближе к рассвету нам привозит заветный билет. Это, конечно, было как явление. (Извините за постоянные библейские сравнения, но они тут хорошо коррелируются).

 

 

Мы, тем временем, продолжаем ждать, чувствуем себя одинокими и брошенными инопланетянами на чужой земле,  молимся на разряжающиеся рации, из которых время от времени к нам прорываются голоса ребят с города, и которые дают нам почувствовать себя всё-таки связанными с большой планетой.

 

 

Это всё очень сюрреалистично, двое суток без нормального сна, постоянно в дороге, а теперь ещё эта ночь, эта пыль, эти странные цвета, которые делали весь мир чёрно-белым, а теперь всё становится оттенками серого…

 

 

И разные серые пыльные помощники Петра, которые время от времени появляются откуда-то и исчезают куда-то, и говорят, что всё будет хорошо.

 

 

Когда приехал наш фламинго и привёз билет, солнце начинало восходить над пустыней и окрашивать всё оранжевым, будто запуская живую кровь в этот странный серый организм.

 

 

Мы наконец-то отдаём наши пять билетов пыльному помощнику Петра в виде чёрно-серой девочки в тяжелых ботинках и маленьких трусиках, она считывает с них какую-то определяющую информацию и отдаёт ребятам обратно – один, второй, третий, четвёртый, а мой – тот самый, пятый, который приехал из города, свою информацию не отдаёт.

 

 

Девочка смотрит на меня, спрашивает когда и кто нам его купил, откуда мы его достали вообще, и говорит «Ничего страшного. Сейчас мы разберёмся. Нет причин волноваться».

 

 

Она находит другого помощника Петра, который приносит ноутбук, они вместе пытаются опознать билет, он категорически не хочет опознаваться, но потом, покрутив билет и так и сяк и сделав с ним какие-то манипуляции, они решают, что он всё-таки настоящий, просто странный, и отдают его мне.

 

 

Нас выводят из машины, ставят в сторонке, проверяют всё внутри, чтобы мы кого-то ещё лишнего не привезли, и отпускают. Нас наконец-то отпускают к главной границе.

 

 

Над пустыней встаёт живое, оранжевое, красивое солнце, оно заполняет всё вокруг красками, и мы едем к следующей границе сквозь пыль и свет.

 

 

На границе мы встречаем второго Петра, который ногой на пыли рисует черту и говорит :

 

— Вот видите — черта? За этой чертой всё будет по-другому. Вы готовы к этому?

— Да, мы готовы. Мы уже всю ночь готовы.

— Тогда падайте на землю, и пусть пыль сроднится с вами.

 

 

Нам всё это кажется клоунством, мы падаем на землю, большими пыльными бабочками вымазываемся окончательно в пыли и прыгаем на шею Петру, чтобы он, собака, был так же пылен, как и мы.

 

 

Потом он даёт каждому из нас металлический прут и предлагает ударить в металлический барабан, который своим звуком оповестит всех, что мы теряем свою бёрнерскую невинность и становимся местными. Хочется рассказать ему, что невинность уже давно потеряна в эту самую ночь, но какая собственно разница, если мы уже дома?…

 

 

Мы приезжаем в наш кэмп, ставим машину, вытаскиваем велики и едем хоть чуть осмотреться. Всё странное, всё непонятное, но всё нравится с самого первого взгляда. Короче, любовь.

 

 

В городе нет никакой связи — ни интернетной, ни телефонной, и не ходят деньги — всё, что ты хочешь получить — тебе подарят, всё что ты захочешь отдать – подаришь ты.

 

 

И если отсутствие связи для меня было вообще не проблемой — у меня нет этих коммуникативных зависимостей, то вот момент дарения был очень сложен. Я не привыкла что-то предлагать незнакомым людям, если они у меня это не просят, и для подарков, как говорил незабвенный Новосельцев «нужен какой-то там новый год или восьмое марта».

 

 

 

Мне было сложно дарить что-то незнакомым людям, потому что я не понимала, что им может понадобиться, а что нет, что покажется им хламом и ненужностью, а что будет принято с удовольствием и будет храниться или использоваться.

 

 

Из самого прекрасного, что дарили нам – это были множество светящихся колечек на пальцы в виде цветов, которые по мере умирания батареек перекочёвывали на руль велика, из того что дарили мы – виски, вкусняшки, очки от пыли и мелкие сувениры.

 

 

Город устроен умно и красиво, про принципу циферблата:  в центре стоит человек,  вокруг него – большая площадка плайи, а дальше «по времени» расположены жилые кварталы.

 

 

Сначала вообще ничего в городе не понятно, и кажется, что всё — каюк, разобраться в этом всём нельзя, запомнить невозможно, найти что-то или кого-то нереально.

 

 

Но потом, ты потихонечку везде ездишь, смотришь, и понимаешь, как оно устроено, где какие ориентиры, как и куда тебе нужно повернуть, чтобы хотя бы доехать до «дома».

 

 

И ты такой, гордый и красивый, говоришь «Та ну. Ничего там нет сложного. Всё понятно и просто».

 

 

Но потом наступает ночь. И город меняется полностью.

 

 

Все ориентиры начинают светиться, снимаются со своих мест и начинают двигаться, и ты просто их не узнаёшь, люди из одних образов превращаются в других, и всё шевелится, и всё отдаёт тебе новый свет и звук, и ты вообще не понимаешь, где ты находишься и как ты сюда попал.

 

 

Утром и ночью – это два совершенно разных города.

 

 

Красота, содержание и уровень инсталляций поражают нормального человека настолько, что он никогда уже не будет прежним, дальше он будет продолжать жить как человек, который это видел.

 

 

 

Просто в виду примера, очень понравилась инсталляция. На плайю выходит пирс, нормальный, деревянный, построенный пирс.

 

 

Там всегда собирается куча людей, на этом пирсе. У его подножья валяется акула, недалеко — гигантская медуза, как огромный дом, висит над этим всем. А рядом паркуется маяк. Это просто прекрасно днём.

 

 

А ночью медуза начинает светиться и парить над городом, а маяк – зажигает свет и уезжает. И постоянно перемещается в темноте, сияя как мираж….

 

Маяк – символ стабильного ориентира!! Это была моя любимейшая инсталляция в этом году. Но они там все такие.

 

 

 

Наверное, отдельно нужно сказать про главный храм.  Всех он сильно впечатляет. Люди там оставляют всё, что хотят оставить, прощаются со всем, с чем хотят попрощаться.

 

 

Не могу сказать, что я – чёрствый человек или у меня нет ничего за душой. Но лично на меня храм не произвёл никакого впечатления, кроме того, что он невероятно красивый.

 

 

Всё, с чем я хотела попрощаться, я попрощалась давно, всё, что хотелось оставить позади, давно оставлено. Мне в этом храме делать было нечего.

 

 

Но я понимаю человеческую потребность в чём-то таком, и мне нравится то, что храм сжигают после всего, даже после сжигания самого человека.

 

 

И пыль. Когда кто-то говорит, что такой город можно построить где угодно – он неправ, потому что эта пыль, эта локация – это всё элементы одной цепи, которая и создаёт, то что есть.

 

 

Пыль мерзкая, тонкая, щелочная, солёная, серая и жёлтая, но безгранично красивая и атмосферная.

 

 

Иногда перехватывает дыхание от неё даже в баффе, иногда ничего не видно, иногда она страшно мешает, но без неё не получилось бы такого совершенного действа.

 

 

 

Все дни превратились в один большой день, с перерывами на сон. День, когда мы прибегали в машину, переодевались, встречались и рассказывали друг другу, где и что мы видели, какое всё удивительное, и дальше – или все вместе, или по отдельности, — уезжали дальше.

 

 

 

День, когда каждый рассвет в нём был другим, утром мы выезжали немного поснимать, и каждый раз видели другую плайю.

 

 

День, который постоянно наполнялся какими-то новыми и неповторяющимися локациями и событиями, приносил каких-то новых удивительных людей и их истории.

 

 

День с такими щемящими вечерами, что хотелось упасть на землю, раскинуть руки в стороны, и лежать, и смотреть, как по тебе пролетает пыль и заслоняет собой желтеющее закатное небо, и это было единственное место в моей жизни, где я действительно физически так могла упасть, и лежать сколько мне вздумается возле своего мятно-зелёного велика.

 

 

Интересно кататься ночью по плайе. В принципе, все ездят вокруг тебя достаточно хаотично, каждый едет куда хочет. В любом направлении. Здесь нет дорог, регулировщиков и направлений, здесь всё существует так, как ему вздумается существовать.

 

 

Когда ты смотришь на всё происходящее перед тобой, всё сверкающее, шевелящееся, едущее, горящее, переливающееся, иногда кажется, что ты попал на какую-то ярмарку — карнавал, но потом ты осознаЁшь что это за место, и понимаешь, что ты находишься там, где в этот момент находится центр всей Земли, потому что ничего такого же на Земле больше нет, и никогда уже не будет, потому что и то, что ты видишь – оно через несколько дней безвозвратно сгорит, исчезнет, чтобы через время покрыться тонким слоем воды и лягушек,  чтобы через год родиться заново, чем-то другим, но опять стать центром целой планеты.

 

 

Фееричное, конечно, ощущение.

 

 

Отдельно, наверное, нужно сказать про детей на БМ. Они там как-то просто неуместны. Я видела пару мамаш с младенцами, но искренне не понимаю, зачем подвергать мелкие организмы таким враждебным условиям обитания, и ради чего их тащить туда. Чтобы они с детства привыкали к свободе и творчеству? Это даже не смешно, а идиотично.

 

 

Мне кажется, чтобы даже взрослый человек осилил и понял всю мощь и красоту БМ, ему нужно сначала научиться творчеству, отдаче, свободе в детской жизни, и потом в домашних условиях взрослой жизни. Убеждена, что это место – исключительно для взрослых. Исключительно. Для взрослых.

 

 

 

Пожалуй, один из самых интересных моментов настаёт, когда начинается сжигание объектов.

 

 

В принципе, многие знают время сжигания того или иного объекта, и приезжают туда заранее, но многие не придают этому такого уж сакрального значения (за исключением сжигания самого человека и храма, конечно) или не следят за временем и просто ездят по плайе, видят, что что-то начинает гореть, разворачиваются и начинают ехать к нему.

 

 

Я представляю, как это красиво смотрится сверху, когда чёрное пятно пустыни освещается хаотично движущимися разнообразными объектами, и в какой-то миг, все эти объекты перестают двигаться хаотично, а начинают съезжаться к какой-то одной точке.

 

Очень это, наверное, красиво.

 

 

Вообще, сжигание объекта – это отдельная история. Мы случайно проезжали мимо,  увидели подготовку к сожжению, и остались посмотреть.

 

 

Это очень живое действо, когда инсталляция простаивает свои последние минуты, когда всю её проверяют и перепроверяют по сто раз, когда вокруг собираются и останавливаются проезжавшие мимо корабли, птицы, драконы, люди, велосипеды, когда снимают с неё всё лишнее, когда гасят огни и подсветки, когда поливают её горючей жидкостью, ещё раз перепроверяют, когда создатели с факелами в последний  раз прощаются с нею, обходят её, и поджигают.

 

 

Это красиво, грустно, и очень торжественно.

 

 

Очень печально было то, что это всё имело свой конец.

 

 

В силу определённых обстоятельств, нам нужно было уезжать в ночь сожжения человека, не было возможности остаться на ночь сожжения храма.

 

 

И из-за неудачно взятых билетов из Рино, получалось, что даже само сожжение человека мы можем не увидеть. Мы должны были выехать в десять. Сожжение человека назначили на десять.

 

 

В этот вечер мы отъехали на самый край плайи, туда, где нет почти совсем никого, и смотрели на то, как в центр, к человеку, которому осталось прожить всего пару часов, стекаются все огни, вся музыка и вся жизнь.

 

 

Это были даже не отдельные единицы семидесятитысячного народа, съезжающиеся вместе, а потоки света и энергии, как вода, они все текли в центр.

 

 

А мы стояли на этом тёмном крае, в тишине и темноте, и слушали как легко и тихо позвякивает светящаяся пирамидка – чья-то нирванная инсталляция. Из-за нереальности всего происходящего, казалось, будто мы смотрим на мир со стороны, не принимая участия в жизни, а лишь наблюдая её.

 

 

У нас не было времени присоединиться ко всему народу и поехать в центр. Нам нужно было уезжать.

 

 

Мы направились к лагерю, и уже на границе с жилыми кварталами напоследок  остановились возле одинокой дискотеки, единственной, которая играла в нашей стороне, отсюда хорошо был виден светящийся и пульсирующий центр плайи, мимо нас проезжали другие бёрнеры, махали нам руками, радостно что-то кричали, у нас было ещё несколько минут, мы стояли на окраине, под пустой дискотекой с отличной музыкой и смотрели в центр города, которому осталось жить не так уж и много.

 

 

К нам поочерёдно спускались диджеи, знакомились, приглашали внутрь…  Опять же, интересное ощущение, когда тебя держит за руку человек, радо общества которого тысячи других людей готовы на подвиг, а ты даже не знаешь, как его зовут.

 

 

Я не знаю, как бы чувствовали себя вы в такой ситуации, но мне кажется, я понимаю, как чувствовал себя Бог, создавший наш мир, и оставшийся в стороне от него, наблюдать, как без него живёт эта невероятная штука.

 

 

Там, далеко, человек вспыхнул, взорвался, осветился фейерверками…  Мы бросили последний взгляд на плайю. И уехали.

 

 

 

Как странно было выезжать из города, как странно было пересекать ту самую черту и стену пыли, которая всего лишь неделю назад нас поглотила и теперь выпускала, совсем других.

 

 

Какой контраст между въезжающими и выезжающими нами, какой гротеск – снова оказаться в дефолтном мире.

 

 

Я знаю, что обязательно туда вернусь, поэтому, думаю, хорошо, что мы не попали в центр на сожжение, и что не видели сжигание храма, и что много-много всего не успели сделать, и что много-много всего сделали не так.

 

 

Мы обязательно вернёмся и всё переделаем. И у нас будет ещё один БМ, которого мы не видели никогда в жизни.

 

 

Это место не про хиппи или казантип, не про фестиваль, искусство или музыку, даже не про творчество и красоту, это даже не про счастье, радость, секс или танцы. Тут чуток другое…

 

 

Вы увидите много видео, фотографий, рассказов и рекомендаций, вы посетите «творческие встречи самопиарщиков» с темами «я был на бёрнинг мэне», которые будут вещать о том, как они там были, много разных людей скажут вам к чему быть готовым и как воспринимать тот мир, но ничего не даст вам настоящего понимания этого города до тех пор, пока вы сами не окажетесь здесь. Потому что он, собственно, состоит из вас самих. То, что вы привозите сюда – это и есть БМ, то что вы увидите здесь – это и есть вы.